Эльфийский орнамент


Кельтские узоры впечатляют красивыми и бесконечными линиями, пропитанными глубоким смыслом древних племен. В статье мы поведаем обозначение кельтских татуировок, наиболее популярных в России, и разберемся, какие изображения больше всего подойдут для девушек и мужчин. Подборка фото и эскизов поможет визуально оценить красоту и магнетизм каждого изображения.

Замысловатые узоры были частью кельтской культуры. Древние племена наносили их на оружие, одежду, посуду, стены храмов. Каждый орнамент имел свой смысл, однако значение большей части навсегда потеряно. Ирландские монахи в 800 году создали рукопись «Келлская книга», где запечатлели все орнаменты, перерисовав их с камней, бытовых предметов, ювелирных украшений, металлических изделий.

Кельты были искусными, но свирепыми воинами, нападали на соседские народы, чтобы расширить свои земли и увеличить достаток. Несмотря на жестокость, они были мудрыми и верили в перерождение души. На поле боя кельты словно перевоплощались в зверей, пугали противника своим бесстрашием, кличами и странными нательными изображениями.


Культура завоеванных государств повлияла на кельтские тату узоры и их значения, особенно попав под влияние христианства. В каждом орнаменте переплетаются славянские, византийские, индоарийские мотивы. В 20-м веке многие нательные картинки имеют несколько смыслов и привлекают не только символичностью, но и красотой, совершенством линий.

Татуировки в кельтском стиле на первый взгляд состоят из несколько элементов: завитушек, петель, замысловатых узлов, спиралей, геометрических фигур, напоминая плетеную корзину разных форм. Если внимательно присмотреться, то каждый узор – одна линия, а ее конец соединен с началом. Исходя из этого, практически все рисунки означают бесконечность, тесную связь всего живого с Вселенной, земли с небом, постоянный цикл жизни, ведь племена верили, что человек может пережить несколько смертей и вновь прийти на землю. Среди кельтских татуировок есть обереги и талисманы.

Самые древние изображения:

  • Кельтская татуировка плетенка. Она может находиться внутри изображения или обрамлять его, символизирует единство духовного и земного пути.
  • Медальон – сильная защита, в зависимости от элементов притягивает дружбу или любовь. Изображение универсальное, так как его можно носить не только на теле, но и в кармане, используя как брелок. Если верить в его символичность, то с годами его мощь увеличивается.

  • Кельтский талисман – символ достатка, удачи и здоровья, часто наносят для привлечения финансового благополучия.
  • Спираль, в основном тройная, обозначает духовный рост, с приходом христианства символизирует Троицу.
  • Кельтские тату узлы напоминают знак бесконечности и обозначают единство духовности и материального мира, вечность, совершенство и силу. Он может быть отдельным рисунком или дополнительным элементом в узоре. Часто ему приписывают магические свойства. Треугольный узел – символ святой Троицы у христиан или триединой богини у язычников, а также может обозначать единство разума, души и тела.
  • Кельтская тату дерево жизни одна из самых больших картин, наноситься в основном на верхнюю часть спины, подходит и для девушек, и для мужчин. Возможно, она не является древним символом, так как была изображена только в книге ирландских монахов. Попав под влияние христианства, знак стал символом познания зла и добра. Кельты олицетворяли дерево с мудростью, постижением истины и круговоротом жизни. Картинка изображается так, чтобы корни переплетались с ветками, образовывая круг солнца. Многие считают, что она религиозного характера, но чаще ее имеют в виду любовь к жизни и беспрерывный путь. Воины верили, что души, попавшие на небо, обязательно вернуться на землю и так будет вечно. Возле дерева воинственный народ проводил обряды, устанавливал кресты. Эти места считались священными, даже христиане там часто строили свои церкви.

  • Татуировка кельтский браслет – замысловатые узоры, а в центре находится сердце с короной преданности, поддерживаемое двумя руками. Изображение считается узлом любви и обозначает светлые чувства, дружбу и верность, символизирует духовную близость двух людей. Татуировка будет эффектно смотреться на руке.
  • Татуировка кельтский крест означает единство 4-х стихий и считается самым древним символом. Его концы немного расширены: так же увеличиваются границы сознания. Вокруг сплетения линий изображается круг – знак солнца, что всегда почиталось у древних племен. Крест стал популярным с помощью святого Патрика, когда он пытался приобщить ирландцев к христианству. Из-за двух противоположных религий получилась путаница в значении, нередко встречается противоречивая символика. Католики считают, что крест – божественная и безграничная любовь к человечеству, кельтские жрецы присоединяют его к фаллической символике, олицетворяя с плодородием и процветанием. Нательная картинка помогает справиться с неприятностями, увеличивает внутреннюю силу. Тату кельтский крест на руке или спине смотрится оригинально у девушек и мужчин.

cross tattoo

Растительный и животный мир в кельтских татуировках

Воины на поле боя старались перевоплотиться в зверей. Они считали, что унаследовать темперамент животных можно только через пищу, поэтому перед сражением пили кровь волка, чтобы быть храбрыми и выносливыми, и ели мясо кабана, чтобы получить его свирепость и силу. Кельтские тату зверей пропитаны этой символикой, только в более позитивном оттенке.


Олень – мужественность, благородство и процветание. Его считали солнечным животным и олицетворяли с перерождением души, так как он сбрасывает рога (дерево жизни), и на их месте вырастают новые. Их прибивали при входе в дом, чтобы привлечь достаток. Часто бог спускался на землю в виде белого оленя, чтобы помощь герою в поисках истины.

Кельтская татуировка дельфин – проводник души к священным островам, духовному миру, а также защитник путников и моряков. Его считали помощником богини, указывающей дорогу на земле и на небе. Рыбы у жрецов воинственного племени были символом высшей мудрости. Они были спутниками самого древнего бога Лиира, владыки океанов. Водные просторы они сравнивали с Вселенной.

Кельтские татуировки дракона – символ могущества. Племя считали их прорицателями и стражами порталов в другой мир.

Жрецы кельтов (друиды) наносили нательные рисунки на все видные части тела: лицо, кисти рук, плечи. Основную нишу занимали птицы – символ духовной свободы и прорицания, но они символизировали и смерть, так как первыми прилетали после сражений, чтобы забрать души убитых и отнести на небо. Значение птиц очень разнообразное: фазан и ворон помогали увидеть будущее, павлин был символом чистоты, голубь – любовь и духовность, утка способствовала объединению земли и небес. Воины набивали изображение цапли, чтобы в бою не потерять бдительность, или куропатку для хитрости и смекалки.


Трилистник (клевер с тремя листиками) – часть ирландской культуры. В основном обозначает любовь к Ирландии, ее традициям, но у католиков ассоциируется со святой Троицей. Клевер с четырьмя листами – символ веры, любви и надежды с удачей, может быть дополнен другими знаками (подковой, картами, деньгами).

Татуировки в кельтском стиле для мужчин – сила и характер

Мужчины выбирают большие нательные картины. Набивая мужские кельтские тату на спине, можно подчеркнуть свою решительность и мужество. Картинка смотрится очень эффектно на мускулистом теле. Для худеньких парней можно подобрать изображение, которое визуально увеличит мышцы, однако их не желательно наносить на переднюю часть ноги и от локтя к кисти.

Орнамент будет отлично выглядеть на плече, шее и предплечье. Мужчины выбирают простые кельтские узоры, драконов, кресты, древо жизни, хищников, реже — собак.

Женские татуировки в кельтском стиле

Миниатюрные нательные картины смотрятся не так красиво, как большие. Плетенные и закрученные линии обычно плотно прилегают друг к другу и могут слиться в черное пятно, но можно подобрать и аккуратные узорчики. При выборе участка тела для изображения стоит подумать о долговечности тату. На растяжках, шрамах и увядшей коже она может исказиться и потерять привлекательность. Кельтские тату оригинально смотрятся на плече, предплечье, лодыжке, спине, руке.


Красиво выглядит кельтское солнце в виде круга, в центре которого переплетаются замысловатые спирали с узлами. На спине прекрасно смотрится симметричный орнамент, напоминая ажурные крылья. Частенько девушки набивают изображение собак. Картинка защищает от всего злого, является символом осторожности и верности.

Тату кельтское сердце

Кельтская тату лошадь, дух богинь плодородия, приносит красоту и дает жизнестойкость, тайные знания, неукротимость. Обычно ее размещают на спине, а на плече изображают только голову. Древние племена олицетворяли животное со скоростью и движением.

Заяц – священное животное, спутник богини Луны, приносит процветание, изобилие, прибавляет силу и здоровья молодым мамам. Племена верили, что он плетет судьбу человека. Изящно смотрится бабочка, особенно на лодыжке или плече. Ее часто изображают небольшого размера и с красивыми изящными крыльями.

Хотя в кельтских татуировках преобладает черно-серая цветовая гамма, девушки могут дополнить картинку другим оттенком, сделать ее более женственной. Если грамотно подобрать ажурные орнаменты, можно подчеркнуть свою неповторимость.



Эскизы татуировок в стиле кельтские узоры

Рассказать друзьям

Источник: vse-o-tattoo.ru

Мелиан Уэтфилд (София Павлова)

ЭЛЬФИЙСКИЙ КОСТЮМ

Призрачные, неуловимые, чарующе-красивые — всеми этими эпитетами во все века люди наделяли эльфов. «Звездным народом» называли их, и эльфам всегда было присуще врожденное чувство прекрасного. Что в немалой степени выражалось и в их манере одеваться.

Сразу хочу оговориться, что в этой статье будет рассмотрена одежда как толкиеновских эльдар (представим себе, что это было на заре времен), так и одежда эльфов в кельтской культуре, оставившей свой след в мифах и сагах.

Забегая вперед, замечу, что культура эльфийского костюма, по всей видимости, куда более неизменна, нежели человеческая, и тенденции ее на протяжении веков менялись крайне незначительно: если в людской моде общее направление менялось чуть ли не каждое десятилетие, то эльфийская мода имела устойчивые тенденции, менявшиеся с течением веков крайне мало. Итак!

Что всегда характеризовало эльфийский костюм? Исследователь эльфийской культуры Уолтер Эванс-Венц пишет, что со слов видевших их «одеты эльфы были так же как и люди, только очень уж чудно». Итак, необычность, отличность от людского костюма состояла прежде всего в призрачности и эфемерности самих тканей, которые стороннему наблюдателю казались то сияющим белым облаком (вспомним толкиеновскую Галадриэль и ее белое одеяние), то перламутровыми переливами ( Рианнон из легенды о Пауэле, принце Дайфеда).


Шотландский священник Роберт Кирк в 1691 году, в своем трактате «Тайный союз эльфов, фавнов и фей» отмечал, что «женщины эльфо-народа шьют, ткут и вышивают необычайно изящно, и есть ли продукт ( их действий) результат работы с земными материалами, или же это неосязаемое сплетение радуг, и просто фантастическая имитация обычных плодов долгих стараний смертных вышивальщиц — для понимания того недостаточно всех наших способов и чувств.» Как тут не вспомнить эльфийскую вышивальщицу Фириэль и ее фантастические гобелены из «Сильмариллиона» Толкиена! Опять же интересен тот факт, что эльфы, по всей видимости, пользовались прозрачными тканями. Вспомним описание Глорфиндейла: «За спиной всадника развевался плащ, капюшон был откинут. Фродо показалось, что всадника окружает ореол света, пробивающегося сквозь одеяния, словно оно было полупрозрачным» («ВК», С-П, 1999, с.301). Точно так же описана и ведунья Фейдельм из Сид Круахан: «Девушка ткала бахрому, держа в правой руке станок из светлой бронзы с семью золотыми полосками на концах. В зеленых разводах был плащ на ее плечах, скрепленный на груди заколкой с тяжелым навершием.


возь все одежды светилось ее тело, словно снег, выпавший в одну ночь…» («Похищение быка из Куальнге», М, 1985, с 127). Такие их описания могут говорить либо о том факте, что эльфы в определенные моменты жизни излучали яркий свет («Свет Амана видел Элу Тингол в лице Мелиан»), либо о тонкости и прозрачности самих тканей. Отсюда можно сделать вывод, что эльфам в незапамятные времена уже были известны секреты очень тонкого ткачества. Скажем, вполне допустимы легкие, призрачные ткани, такие, как шифон, газ или сетки из блестящих нитей.

Перейдем к толкиновским эльдар. Вообще, надо сказать, что Профессор весьма неохотно дает описания эльфийских костюмов. В лучшем случае можно узнать, в какие цвета был одет тот или иной его персонаж: так, вала Йаванна появлялась в зеленом платье, а одежды валы Эсте были серы, повелитель ветров Манве Сулимо появлялся в голубых одеждах и с сапфировым скипетром, а одежды его супруги Варды Тинтале сияли звездным светом; дочь Финголфина Аредэль Ар-Фейниэль звалась Белой Девой нолдор, и одевалась всегда в белое с серебром, а небезызвестный род Феанора предпочитал красное с черным… При этом весьма сложно найти описание фасонов одежд, и потому мы можем отталкиваться лишь от собственных предположений, продиктованных нам элементарной логикой либо силой воображения. Так, одежды Валар как Стихий представляются свободными и ниспадающими до земли, тогда как эльдар скорее предпочли бы облегающие одежды, подчеркивающие их совершенное сложение.


И все же и у Толкиена встречаются некоторые описания, придерживаясь которых, можно «вычислить» облик его героев. К примеру, на праздник сбора плодов Йаванны, в честь которого Манве устраивал великий пир, Феанор, будучи в то время изгнанником, «не надел праздничных одеяний — ни вышивок, ни серебра, ни злата, ни драгоценных каменьев не было на нем».

( «Сильмариллион», М, 1992, с.68) И Сильмарилли, которые обычно украшали его чело (по всей видимости, вделанные в обруч) тоже остались в тот раз в Форменосе… Из этого легко можно сделать вывод, что праздничные одежды эльдар украшались вышивкой серебряными и золотыми нитями, а также драгоценными камнями. Или вот описание одежды красавицы Арвен Ундомиэль, дочери Элронда: «Серебряная сетка, покрывавшая ее голову, сияла мелкими бриллиантами; мягкое серое платье не было украшено ничем, кроме пояска из серебряных листьев» («ВК», С-П, 1999, с.321). Изыскано, не правда ли? И опять же, это говорит, что эльфийский костюм имел тенденции к украшательству: поясок из серебряных листьев у Арвен, или пояс Золотинки, надетый к зеленому платью, «шелестящему, словно ветерок в цветущих речных ивах», «был из золота — цепочка ирисов с бледно-голубыми глазками незабудок» (что, видимо, достигалось использованием драгоценных камней или цветной эмали — «ВК», с.180).

Еще у Профессора можно почерпнуть тот факт, что эльфы любили украшать себя драгоценными камнями: вспомним тот же Элессар Арагорна или Феанора и его страсть украшать свое чело сильмариллями, о чем уже говорилось выше. Также интересен факт, что Толкиен называет эльфийским камнем берилл, оставленный у дороги Глорфиндейлом для Арагорна в качестве условного знака. Из ирландских саг известен и еще один «эльфийский камень»- горный хрусталь. В сочетании с белой бронзой этот камень открывал дорогу в мир Сидов — Волшебных холмов… Сделанный подобным образом пояс вместе с мифриловой кольчугой достается хоббиту Фродо от дядюшки Бильбо Беггинса: он был «из хрусталя и перламутра». Эльфы чрезвычайно редко склонялись к головным уборам: судя по описаниям у Толкиена, это в лучшем случае капюшоны плащей, накинутые на волосы. Волосы же эльфы предпочитали длинные, и украшали их венцами с драгоценными камнями или серебряными или золотыми сетками (см. выше). У Элронда, например, «темные, как сумерки, волосы охватывал серебряный обруч» («ВК», с.321).

Чрезвычайно впечатляет также описание лориэнских плащей, которые Галадриэль дарит гостям на память о Лориэне: «Это были плащи из легкой, но теплой шелковистой ткани — такую ткут только Галадримы. Какого она цвета, сказать было трудно. Сначала Фродо показалось, что серого, с оттенком лесного сумрака; но когда складки меняли расположение или если менялось освещение вокруг, ткань превращалась в зеленую, как листья в гуще тенистого леса, или бурую, как сжатое поле к ночи, или тускло-серебряную, как вода в звездном свете. У шеи каждый плащ скрепляла застежка в виде зеленого листа с серебряными прожилками (опять же — эмаль?- авт.).

-Это красивая одежда, — заметил старший из эльфов, — из добротной домотканой материи, — ведь и ткали и шили эти плащи у нас в Лориэне. Но одежда эта эльфийская, и этого у нее не отнимешь. Они вобрали в себя всю красоту Лориэна и все оттенки лесных сумерек, все, что мы любим, ибо в то, что мы создаем, мы всегда вкладываем память о том, что любим.» («ВК», с.521) То есть — эльдар любили переливчатые ткани, меняющие цвет: в наше время такими свойствами обладает, к примеру, тергал.

А теперь перенесемся в Благословенную страну Эйре (Ирландию), в истории которой тоже огромный след оставили эльфы. Описания костюмов героев из народа Туата де Даннан пестрят золотыми и серебряными вышивками, драгоценными камнями и — что особенно удивительно — в то давнее время им была знакома парча! К примеру, вот что замечает герой Фер Диад легендарной королеве Медб:

А вот — описание одежды знаменитого героя Кухулина, прозванного «псом Кулана»: «На нем чудесная, дивно сработанная алая рубаха с пятью складками. Золотая пряжка на белой его груди у ворота — с полной силой бьется о пряжку грудь. На нем светлый плащ с накидкой, изукрашенный сверкающей золотой нитью.» Тут же дано и описание его возничего: «Перед ним вижу я возничего, стройного, с веснушками на лице. Голова его вся в волнистых ярко-золотых и алых волосах, что сдерживает бронзовая сетка, не дающая им падать на лицо. Золотые бляхи с обеих сторон в волосах юноши. На плечах его плащ с разрезами, а в руках жезл из красного золота, которым он правит конями» (сага «Сватовство к Эмер» — «Похищение быка из Куальнге», с. 32). Приведу еще несколько описаний одежд из ирландских саг. Итак, сама Медб: » Женщина высокая, прекрасная, длиннолицая, бледная, с золотистыми прядями волос. На ней был пурпурный плащ, а в нем на груди золотая заколка. Прямое, остроконечное копье сверкало в ее руке». ( Там же, с.275)

«Приблизились ко мне два мужа, Ол и Отине, пышноволосых, одетых в плащи голубые, с серебряными заколками на груди. На шее каждого был обруч чистейшего белого серебра.» (с.275)

«Были одеты они (два сына Айлиля и Медб) в два зеленых плаща, с заколками из белого серебра на груди. Были на них две рубахи тонкого золотистого шелка. Два меча с блестящими рукоятями висели у пояса юношей. Два сверкающих щита несли они, изукрашенных ликами зверей из белого серебра». (с.277)

«Вдруг увидела она что-то, и был это плывший по морю серебряный корабль, немалый на вид… Увидела на нем Эри прекрасного воина. Платье его было расшито золотой нитью, а рубаха золотыми узорами. Золотая пряжка была на его груди, и от нее исходило сияние бесценного камня. Пять золотых обручей были на шее воина, что нес меч с золотой рукоятью, изукрашенной серебром и золотыми заклепками.» ( сага «Битва при Маг Туиред»,. С.353)

Можно сделать общий вывод из всего вышеприведенного: народ Туата де Даннан, судя по костюмам, не сильно отличался от толкиновских эльдар: те же золотые вышивки и камни, те же пряжки на груди и серебряные сетки на волосах!

Если позволите, приведу еще несколько примеров женского костюма. Тут опять же присутствует эфемерность тканей и перелив цветов. Характерны для Ирландии также смелые цветовые сочетания. Так, в саге о Бекуме Белокожей ее героиня Бекума Кнейсгель, сосланная за измену мужу из Волшебного мира в мир низший — к людям, надевает свое лучшее зеленое платье, и к нему красный(!) плащ, скрепляя все это великолепие застежкой-фибулой из белой бронзы. На ноги она же надевает сандалии из белой бронзы, украшенной горным хрусталем. Согласно преданиям, именно белая бронза и хрусталь делали представителя мира Сидов на земле как бы защищенным, и с помощью этой же бронзы можно было всегда вернуться в Сиды.

А это — женщина из Волшебной страны, которую встретил у источника король Ирландии Эохайд Фейдлех: «Красный волнистый плащ с серебряной бахромой был на той женщине, и чудесное платье, а в плаще золотая заколка. Белая рубаха с длинным капюшоном была на ней, гладкая и прочная, с узорами красного золота. На груди и плечах с каждой стороны скрепляли рубаху золотые и серебряные пряжки с диковинными ликами зверей. Солнце освещало женщину и всякий мог видеть блеск золота на зеленом шелке. Две косы цвета золота лежали на ее голове, и в каждой было по четыре пряди с бусинами на концах». (сага «Разрушение дома Да Дерга», из «Преданий и мифов средневековой Ирландии», М, 1991, с.102).

Очень трудно (и чрезвычайно скудно) обстоит в легендах дело с фасонами одежды. Единственное, что можно сказать — зачастую описываются свободные одеяния из легких тканей. Вот, например, описание прекрасной Сир Айбормейф (Каэр), явившейся Энгусу, сыну Дагды, верховного короля Туата де Дананн:

«Однажды ночью ему приснился сон, что он слышит шуршание шелка, чувствует запах цветущей яблони и видит мерцание света в темноте. Потом появился столб света, превратившийся в женщину. Она назвала принца по имени и сыграла ему на лютне мелодию…»

Энгусу удалось разыскать возлюбленную, увиденную во сне, среди холмов Галлион у волшебного озера: «Он заметил среди камыша молчаливую компанию фей, одетых в белые, как цветы яблони, свободные одежды, развевающиеся на ветру. Женщины двигались парами, скованные серебряными цепочками. Только одна из них оставалась в одиночестве, она была повыше остальных, и на ней была золотая цепочка». ( «Феи и эльфы», М, 1996, с.27)

А вот — описание эльфийского рыцаря по имени Тэм Лин, появившейся перед красавицей Жанет: «Это был… высокий и бледный рыцарь, закутанный в шелковый плащ на молочно-белом коне, чело украшал золотой обруч». ( там же, с.101)

Примечательно также описание прекрасной эльфийки из легенды о рыцаре из Кента: «Прекрасная женщина вышла на дорогу, и встала перед ним. Казалось, что ее окутала заря, ведь ее платье было цвета лепестков розы, а голову венчал каскад огненных волос…» (Там же, с.110)

Итак, что можно посоветовать в помощь воссоздающим неуловимо-прекрасный облик эльфов? В первую очередь — не исходить из небезызвестного принципа «я его слепила из того, что было», мотивируя это тем, что «эльфы — все равно сказка», и «никто не знает, как они выглядели на самом деле». Советую еще раз перечитать все книги об эльфах, включая как фэнтези, так и саги, мифы и предания, к счастью, сохранившие для нас описания этого дивного народа.

Гораздо лучше попытаться представить себе те далекие времена, и, исходя из принципа целесообразности, постараться вникнуть в процесс создания эльфийского костюма. Например, я категорически не согласна с теми, кто использует для эльфийского костюма современные синтетические ткани. Почему? Да потому, что изготовление таких тканей в современных условиях требует довольно широкомасштабного производства: особых станков, заводов, чего у эльфов согласно всяческим легендам не наблюдалось — напротив, все время подчеркивалось, что они ткали вручную. С другой стороны, я не согласна и с теми, кто впадает в другую крайность и намеренно ограничивает реконструкцию эльфийского облика неизменными льном и шерстью: вот, мол, чисто природные материалы! Если исходить из многочисленных описаний, эльфам были знакомы и шелковые ткани, и шифон, и даже парча! В такой магическо-биологической цивилизации, какой ее создавали эльфы изначально, представить себе шелковичных червей и шелковичные деревья вполне допустимо. Опять же, имели место и парчовые ткани, и золотые вышивки (см. выше), так что использование их сегодня в эльфийском костюме вполне возможно.

Также диковато смотрятся в эльфийском костюме изделия из пластмассы, как то всевозможные крючки, пуговицы и др. На мой взгляд, надо отдать предпочтение металлическим их аналогам.

Попробуем обобщить все вышеизложенное.

Мужской костюм: рубаха нижняя — из шелка или из очень тонкого льна, на ней — верхняя рубаха с разрезами (по сагам — платье) — может быть как из шерсти (желательно — мягкой типа кашемира), так и из кожи (эльфы, как гласят предания, охотились), узкие штаны (сравнительный аналог — шерстяные средневековые шоссы, а не синтетические лосины с вещевого рынка!) и либо сапоги из мягкой кожи с острыми носами, либо — средневековые ботинки из мягкой кожи с кожаными же подошвами (вспомните неслышную поступь эльфов!). Поверх всего — плащ с капюшоном (может быть как пришитый к плащу, так и надеваемый отдельно — типа «худ».

Костюм дополнялся массой аксессуаров: кожаный ремень (все равно, гладкий или плетеный из ремешков), на нем — сумочка, украшенная всяческими орнаментами (могут быть как кельтские, так и растительные орнаменты). Возможно использование фляги, прикрепленной к ремню: у Глорфиндейла, к примеру, была кожаная фляга, украшенная серебром. Не стоит также забывать о вышивках и аппликациях (последние лучше делать вручную!).

Женский костюм: рубаха из шелковой либо льняной ткани (может быть из полупрозрачного шифона), на ней — верхнее платье либо из более плотного шелка, либо из шерсти или бархата. Платье струится свободно, никаких кринолинов и металлических каркасов для юбок эльфы не знали. Верхнее платье может быть как свободным, так и облегающим фигуру (клиновидный покрой, или боковые шнуровки). Верхнее платье, будучи узким, может иметь разрезы по бокам. Костюм дополнялся плащом с капюшоном, который венчала нарядная застежка. Она могла быть как по центру (аграф), так и двусторонней, соединенной цепочкой. Как мужские, так и женские костюмы обильно украшались вышивкой серебряными или золотыми нитями, а также дополнялись аксессуарами: для женского костюма это богато украшенный пояс, металлический либо тканый вышитый. Женский пояс застегивался застежкой типа фибулы (либо завязывался) по центру талии, концы его свободно свисали вниз. Женская обувь — те же исторические ботинки, только более изящной формы и зачастую из цветной кожи.

Сочетание цветов в одежде может быть ЛЮБЫМ! Вот только верхняя одежда чаще бывала темнее нижней. Ирландцы же предпочитали самые неожиданные сочетания цветов, пример — красный и зеленый, тогда как толкиеновские эльфы предпочитали скорее серебристо-серые либо зелено-синие тона.

Теперь — о прическах. Если вы почему-либо не удосужились завести венец (эльфийский вариант — с камнем в середине лба), можете убрать волосы под серебряную сетку, или заплести косы, украсив их бусинами ( см.выше). Мужчины чаще носили волосы распущенными по плечам, а в отдельных случаях из передних волос на затылке собирался хохолок (как пример — прическа Леголаса в фильме «ВК»). Исторически подобные прически носили древние германцы, еще в эпоху Римской империи.

Главное же — помнить о том, что эльфам всегда было свойственно чувство прекрасного. И тогда костюм у вас получится чисто эльфийский.

Источник: elfheim.ru

(с) Ольга Кухтенкова (Эльгаладна)

МГ выражает благодарность автору, которая не только позволила опубликовать первую часть статьи, ранее включенную в материалы для подготовки к игре "Последний Союз"-2006, но также предоставила вторую часть, ранее нигде не публиковавшуюся.

Производство и употребление одежды. Влияние окружающей среды.

От общего продолжаем двигаться к более частному, простому и земному. Последнюю точку в рассуждении можно поставить, поразмыслив о том, в какой среде создавалась эта самая прекрасная на свете одежда, и как конкретно это происходило.

Есть у меня мысль, что каждое одеяние творилось от пряжи до готового изделия. Для одеяния ткалась специально ткань. Скорее всего, некоторые элементы одеяния были цельноткаными. Ткань производилась точно в нужном количестве. Это заодно и уменьшало количество отходов, и берегло труд (все-таки жалко тех трудов, которые потрачены на кусок ткани, отрезанный при крое, а эльфы труд должны были ценить высоко).

Когда каждая вещь – драгоценна и необходима, а мир Средиземья, к тому же, неустойчив и зыбок и постоянно в состоянии войны, нет места лишним вещам, нет места жажде накопительства. Да, эльфы по возможности, окружали себя прекрасными вещами и обстановкой. Но я думаю, что у каждого (а особенно у синдар, телери, зеленых и прочих) был минимум самых дорогих и нужных вещей и минимум одежды по сравнению с современными гардеробами. Поскольку каждый наряд творится тщательно и искусно, он носится легко и долго, он любим, и нет нужды расставаться с ним.

У каждого в гардеробе было самое необходимое, оно же — самое любимое. Сюда обязательно входила одежда для празднества, так как праздник – это отдельный мир, особое время, и смешивать его с повседневностью невозможно, а порой – и неуважительно по отношению к виновнику праздника.

Важными причинами, заставляющими эльфа поменять вкус, может быть как изменение характера или жизненной цели, так и переселение в другую местность. Впрочем, эльфу могут быть дороги воспоминания о родной среде.

Предпочтения в цветах и фактурах могли варьироваться в зависимости от места проживания. В лесных районах, долинах и низинах краски глинистого и растительного происхождения, не очень яркие, не очень стойкие. И в то же время пейзаж здесь в сближенной цветовой гамме (много оттенков одного и того же зеленого, коричневого, голубого). Все, окружающее тебя, здесь дробится на множество мелких элементов: на листики, веточки, цветочки разнообразных форм. Глядя на это, каждый стремится создавать изображения со множеством листочков и цветочков, птичек и бабочек. Житель леса берет полотно простой формы и заполняет его, глядя на лес, бесконечными растительными и животными узорами. Возможно, что чрезмерная подробность, пейзажность и яркость рисунка не приветствовались, дабы не превращать эльфа в живого носителя картины, скрывающей его самого.

В горных районах можно добывать минералы, дающие очень яркие, стойкие цвета. И, в соответствии с этим, горный и окологорный пейзаж – это самый яркий пейзаж, играющий порой удивительными сочетаниями ярких цветов. Житель гор любит линии и складки, особое внимание уделяет форме, линии изгибаются, переплетаются, ломаются, складываясь в геометрический узор. Видя свет, встающий на кромками, он украшает свою однотонную одежду тонкой сияющей линией. Видя причудливые сочетания твердых гор, глубокого неба, быстрой воды, мягкого леса, он начинает играть с поверхностями своей одежды, пытаясь повторить это разнообразие фактур.

Тот, кто любит смотреть на небо, будет играть с цветами тканей своего костюма, создавая в сочетании полупрозрачных тканей разных оттенков тонкие ощущения изменчивой дневной, вечерней, ночной или утренней атмосферы.[i]

Конечно, все эти мотивы не полностью однозначны. Одно может перетекать в другое. Жители леса – добывать минералы в горах, а горцы – беззаветно любить листву берез и хвою сосен. Сложный пейзаж природы может порождать желание простоты покроя и особенно – простоты убранства.

На костюм должны откладывать отпечаток сезоны, если они ярко выражены. Даже современный человек ощущает на себе изменения в природе. Тот же, кто живет среди нее, чувствует себя причастным к смене сезонов. Думаю, как и для китайцев, носить летом зимние цвета и наоборот, для эльфов было странно. Странно украшать теплую осеннюю одежду узорами из цветов и т.д. Сезонные одежды украшаются в соответствии с сезоном.[ii]

Из описаний, встречающихся в книгах Толкина, может сформироваться также представление о предпочтении эльфами (преимущественно нолдор) серого и белого цветов, серебра и золота, что более связано, конечно, не со средой, а с представлением о прекрасном и значимыми для культуры символами.[iii]

Трудно представить себе, из чего делали одежду эльфы и что конкретно они выращивали на нужды ткачества. Но трудно и усомниться в том, что, как и представители самых древних цивилизаций, они умели "брать все" от нитей, и делать из одного и того же материала ткани тонкие и плотные, прозрачные и блестящие, плессированные и с рисунком. Полагаю, что народ, создавший Сильмариллы и итильдин, достиг мастерства и в создании тканых материалов, отражающих свет и светящихся. От ткани в одежде многое зависит. Для полноценного воплощения идеи платья, надо специально создавать материал, который будет или правильно драпироваться, или хорошо облегать, или хорошо подходить для вышивки, или светиться, или не промокать, и т.д.

Орнамент

В исторических культурах орнамент – чрезвычайно важная часть культуры. Это не украшение по происхождению, а система образов, крепко связанная с мифологией, языком, абстрактным мышлением, художественной переработкой окружающего мира, важнейшими космогоническими понятиями. Ответ на вопрос, каким был в действительности эльфийский орнамент надо искать в мифологии и истории эльфов и в их языке. Известные нам эльфийские алфавиты также дают представление о том, как выражаются представления эльфов в геометрических образах.

Несколько слов о значении и назначении орнамента в целом. Орнамент в исторических культурах это:

1. смысловой рисунок, изображение на предметах значимых для человека и культуры образов. Эти образы могут быть упрощенными до элементарных символов (круг, квадрат, свастика, зигзаг, сетка, спираль и т.д.), как правило, обозначающих элементы космоса (солнце, землю, море и т.д.) так и очень сложными, копирующими реальные явления. Будучи изначально беспорядочными, эти образы и символы складываются в ритмизированные формы – полосы, круги, квадраты.
2. мнемоническая система, служащая передаче важнейших понятий и истории семьи (народа), в том числе и из поколения в поколение. В некоторых культурах она перерождается буквально в читаемое своеобразное "письмо" (некоторые виды африканских орнаментов на шатрах и коврах, арабески).
3. талисманы и амулеты, защитные знаки.
4. безусловно, орнамент — это украшение и творчество. Люди достаточно рано оценили не только смысловые, но и художественные достоинства орнамента, стремясь делать его художественно совершенным. Творческое переосмысление знаковых систем дало множество удивительно ярких и красивых орнаментальных систем — таких, как поздняя кельтская, скандинавская, исламская и т.д. Представителям многих исторических культур были чужды совершенно пустые пространства.

Все орнаментальные системы начинались с геометрических линий. Потом появлялись зооморфные мотивы. И в позднейшее время – подробные растительные, хотя, безусловно, в изгибе линий самых древних орнаментов можно узнать и растения. Однако, несмотря на то, что орнамент – это так или иначе переосмысление окружающей флоры, непосредственно растительный орнамент, копирующий или стилизующий без сильного упрощения ветви, листья, цветы, всегда появляется последним. Звери и птицы, фигурки людей, дополняющие его, также изображаются более точно. И появление растительных узоров связано именно с художественными достижениями, т.е. с тем моментом, когда рисующий смог ясно увидеть и передать явления природы, и когда творчество и художество начинают играть для него преобладающую роль. Растительный орнамент уже является практически чистым украшением, чистым итогом наблюдений и творчества, он не знак (хотя может быть символом), а потому не востребован в ранних культурах.

Чем более удаляется культура от природы, чем более отстраненно смотрит она на природу, тем более подробным, копирующим становится изображение объектов этой природы. Итогом является пейзаж. Но, конечно, отдельные украшения и узоры, которые могут весьма точно повторять облик растений и животных еще не являются признаком такого отстранения.

Культуры устные дают самые развитые орнаментальные системы (кельты), и именно геометрического орнамента. Там, где нельзя написать, всегда появляется узор. Культуры, узнавшие письменность, рождают гораздо более простую орнаментику, но более изысканную, с растительными мотивами (греки). Их представители более ценят пустое пространство.

Конечно, не так-то просто безусловно указать и доказать, каким образом эльфийский орнамент и эльфийская эстетика развивались, что и как предшествовало Вратам Мории, Кольцам и поясам из листиков.

Определяющую роль в облике орнамента для нас в случае с эльфами играют:

1) конечно же, климат и природное окружение,
2) практически полное отсутствие смены поколений – отсутствие необходимости передавать информацию из поколения в поколение.
3) нетускнеющая память – отсутствие необходимости записывать или зарисовывать все самое важное,
4) наличествующая в любом обществе необходимость передавать информацию от одного эльфа к другому, иметь систему знаков или сигналов.
5) преобладание устной культуры над письменной,
6) заложенная в природе склонность к творчеству и художеству.

Самое сложное заключается в том, что даже определение этих важных факторов скорее ставит перед нами множество вопросов, чем дает ответы. Ведь и области орнамента многих исторических культур нам не известно достоверно ничего, кроме самых общих мест. Многие трактовки кельтского, скажем, орнамента, остаются трактовками, и уже некого спросить – верны ли теории.

Достаточно определенным мне кажется одно – эльфийский орнамент был разнообразен в силу того, что он скорее всего являлся плодом индивидуального творчества, чем строгой традицией, переходящей из поколения в поколение. Некоторое ограничение на это разнообразие должна была наложить окружающая среда, так что, если сравнивать с историческими культурами, перед нами может возникнуть скорее европейское разнообразие. Скорее – но ни о какой идентичности говорить мы не можем.

Скорее всего растительный орнамент и изображения животных в эльфийской культуре присутствовали с самого начала и очень скоро развились. Эльфы не сталкиваются с невозможностью что-то нарисовать. На самом раннем этапе, как у народа художников, у них должен был появиться орнамент, как чистое "художество", чистое украшение, ценный сам по себе.

Творческое начало должно было проявиться так же в искусной и разнообразной стилизации объектов природы (если возможно здесь привлекать Врата Мори, как пример, то они предстают нам как стилизованные изображения деревьев и звезд, характер стилизации здесь обусловлен назначением рисунка и материалом.[iv] И чем сильнее народ связан с природой (не живет в городах или крепостях, как Нолдор), тем более вносит он стилизации в тот же растительный орнамент: когда все это – деревья, травы, цветы – постоянно находится радом с тобой и перед тобой, может родиться желание не просто повторить, а осмыслить по-особенному. Эльфы, как уже было написано, любили мир "сам по себе", поэтому мне представляется, что желание созерцать настоящее, живое создание должно было преобладать над желанием точно повторять его в мертвой материи – на бумаге, ткани и т.д. Преобладать, но не вытеснять совершенно, наверняка находились и любители копировать, особенно среди нолдор. Стилизацию обуславливает и назначение рисунка — не станковые полотна, а украшение тканей, одежды, архитектуры, украшений, оружия и т.д. – всего того, на чем нельзя и не за чем повторять листики и цветочки точь-в-точь.

К тому же стилизация в чем-то сродни "вторичному творчеству" – стилизуя, художник из того, что видит, создает свое и только свое законченное целостное произведение. Возможно, это произведение будет повествовать о каких-то значимых для художника понятиях. И таким образом родится знак, герб, родовой узор, картина мира и т.д. Родится потому, что эльф хочет выразить что-то важное, но не потому, что ему необходимо передать информацию в следующее поколение. В конце концов, может родиться и узорчатое письмо, необходимое тогда, когда нельзя сказать что-то с помощью речи.

Доказательством того, что эльфы могли испытывать необходимость в знаковых изображениях, являются, безусловно, нолдорские гербы.

Геометрический орнамент тоже является результатом чистого творчества, все его элементы рождаются из наблюдений, ни один изгиб не приходит ниоткуда. Вполне возможно, в эльфийских культурах определились даже какие-то устойчивые значения за какими-то элементами. В обратном случае, в геометрическом орнаменте им было бы практически невозможно передать что-то так, чтобы это было понятно и остальным. Остается, конечно, большим вопросом – а была ли у них вообще необходимость излагать что-то в чисто геометрическом орнаменте, не достаточно ли им было конкретных объектов природы, изобразить которые не составляло труда?

Так или иначе, в геометрии ли, в изгибах ли ветвей, потребность самовыражения или выражения каких-то важных событий или понятий была. Это то, что можно сказать определенно. И в древних культурах ни одна вещь не творилась зря, но каждая представляла собой микрокосмос, да и любой хороший художник рисует не только ради того, чтобы просто рисовать… Как культуры, даже при наличии письменности, в значительной степени живущие устной жизнью, эльфы должны были отдавать должное выражению своих мыслей через рисунок, свое понимание мира – через рисование, ткачество, ювелирное искусство и т.д. Да и необходимость передачи информации, скажем так, "горизонтально" – не от поколения к поколению, а от эльфа к эльфу

Что можно сказать о конкретных эльфийских народах? От нолдор к мориквэнди стремление к точному копированию убывала. И у мориквэнди растительный орнамент приближался к геометрическим плетенкам. И в то же время, от нолдор к мориквэнди увеличивалась знаковость орнамента, как от культуры, любящей письменность, к культуре, не увлекавшейся письмом, а значит, пользующейся другими средствами передачи информации. Поэтому и орнамент мориквенди должен был быть более геометричен. Возможно, у лайквенди орнаменты выступали и в качестве гербовых знаков.

Тенгвар говорит нам о том, что в целом плавные изогнутые линии предпочитались прямым. В тенгваре мы можем увидеть и тонкости различий между культурами – как между изящным синдаринским тенгваром, очень декоративным, с капельками на концах дуг, и нолдорским прямолинейным шрифтом, который к тому же выглядит очень нарядно и "ярко".

Послесловие

Было бы, наверно, необходимо закончить этот труд более конкретными описаниями костюмов эльфийских народов, но мне кажется, это уже выходит за рамки задач, которые я поставила. Главная цель – предложить развернутый перечень обстоятельств и закономерностей, о которых следует задуматься, когда возникает желание представить себе эльфийскую одежду. Эти описания, по толкиновской традиции, будут вынесены в приложения. Возможно, изложенное в статье будет трудно представить на практике. Мировоззрение и отдельные его элементы могут выражаться в материальной культруре по-разному. Однако, количество этих путей ограниченно. И определить мировоззрение для того, кто желает восстановить материальную культуру, – первая и главная задача. Подробный перевод теории в практику – это отдельная долгая история

—————————————-—————————————-

[i] Надо сказать, что описанный подход более родственен японскому переживанию прекрасного, нежели европейскому. Художественное восприятие реальности может быть различным, более или менее стилизованным, примерным, созерцательным или деятельным. Именно японская культура породила особую чуткость к природе в ее художественном осмыслении, особую ясность и легкость. Потому что вообще-то красота одежд множества народов очень слабо отражает особенности местности. Мысль народа-художника, оттолкнувшись от природы, очень быстро заслоняется утилитарным, а потом на него более или менее искусственно накладывается оболочка красоты, сформированная уже по другим принципам. Скромность простоты вещей (простоты как эстетической, а не социальной или моральной концепции), оттеняющей прелесть окружающего мира, также была популярна именно в японии.

[ii] Я попробовала нарисовать такое "сезонное одеяние" (осеннее) на Амроте. Теплая приталенная туника, передающая ощущение осеннего Лоринанда – на голубоватой-серой ткани вышиты темно-серые ветви с несколькими маленькими листиками – серые ветви тянутся в серое небо. www.tolkien.ru/graysilk/fantasy/elgaladna/tolkien/pictures/amroth.htm

[iii] Пример: Властелин Колец. Рассказ Халдира о лориэнских плащах

[iv] Как и многие другие зарисовки Толкина, рисунок Врат Мории навевает воспоминание о декоре ар нуво. Ар нуво, модерн – последний общеевропейский стиль (1890-1910-е гг.), знамениты прежде всего архитектурой и интерьерами, очень декоративными, наполненными изяществом, плавными изогнутыми линиями, искусно стилизованными изображениями растений, животных и птиц.

Часть I. Метод реконструкции эльфийской культуры
Часть I. Мироздание и красота
Часть II. Назначение одежды

Источник: leithian-ts.livejournal.com

 Мммм…начнем с самого простого:))  Наши эльфы все-таки существовали и звали их чудесным народом — или просто чудь:)) Просто со временем и с новыми порядками чудь превратилась в нечто финно-угорское,  даже некрасивое и смешалась с местными народностями. Так же, как в Англии феи были уменьшены до размеров дюймовочки:)) Или как в Ирландии фоморы стали демонами для Туата де Даннан, которые сами впоследствии прератились в демонов:)) Так же, как Моргана ла Фей стала врагом Артура, хотя изначально она была королевой эльфов. Так же, как слово nightmare  из первоначального значения  — ночная фея (mare, mara, mera — это вариант древнего слова означающего "чудесный народ", оттуда же славянская  Мара) теперь уже превратилось в ночной кошмар:)) так же и чудь из чудесного народа — так сказать из славянских эльфов превратилась в нечто очень от нас далекое:))) Впрочем если посмотреть на роль богини по имени Мара в язычествето видно что и у нас были более древние боги ставшиен впоследствии из эльфов темными богинями, ибо Мара также подобно Моргане, является  прекрасной феей ставшей демоном:) 

Кстати недавно прочитал, что слово "коварный" произошло от слова "ковать" — и коварный — значило искусный в создании драгоценных предметов и узоров, искусный кузнец:)) Теперь же слово коварный значит искусный в разных злодействах). Вот так и мир сказок сквозь кривое зеркало реальности превращается в мир демонов:))

   Впрочем, как говорил Алистер Кроули, магия — это зеркало и кто видит в этом зеркале страшную рожу — видит вообще-то в нем себя:)))

Вторая заметка — из Пушкина:)) Как я недавно уже говорил, в нашем современном представлении о славянском язычестве присутствуют в основном бородатые мужики, очень похожие на крепостных крестьян 19 века и в каком то смысле именно заимствованные из рисунков про славянских богов  в книгах того же периода.   И  вот у Пушкина есть некая фраза про "дядьку Черномора" 

В свете есть иное диво:
Море вздуется бурливо,
Закипит, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Разольется в шумном беге,
И очутятся на бреге,
В чешуе, как жар горя,
Тридцать три богатыря,
Все красавцы удалые,
Великаны молодые,

Все равны, как на подбор,
С ними дядька Черномор.

     Первое что приходитв голову — эта картина больше похожа на приход фоморов, древней волшебной расы, в Ирландию. теперь фоморы подобно йотунам и другим гигантам в стиле нефилим, считаются демонами. Однако они всего лишь первые боги, которые часто становятся демонами после прихода новых богов:) 

   Итак эта фраза про Черномора выглядит как заморская:)) она и есть заморская — это кельтская картина из древнего друидического текста путешествие Брана — того самого текста, из которого Толкиен взял свое описание эльфов. В путешествии Брана, довольно сильно отрекдатированном религиозными вставками нового времени, тем не менее сохранились в символическом виде описания ритуалов и магических действий друидов — что-то вроде языка алхимии волшебной страны Эрин:) там есть такая фраза

Dofeith la turcbáil n-gréne
fer find forosna réde,
rédid mag find frismbein muir,
mescid fairggi co m-bí fuíl.

'Dofeith in slúag tar muir glan,
don tír donaidbri imram,
imráid íarum dond licc léur
asa comérig cét céul.

 

  В ней говорится о прекрасном юноше что появится со стороны моря, он  придет и осветит всю землю, море будет биться в шторме но вдруг успокоится и из чистых и ясных волн выйдет  отряд прекрасных воинов)  так что "дядька Черномор"  — вообщето изначально эльф из магического кельтского текста:)) Предположительно этот морской эльф зовется Элата и является фомором, ибо согласно кельтской легенде он вышел из моря к девушке из рода Даннан  они занимались любовью на берегу, и Элата был настолько красив что свет его озарял всю землю. От их союза родился "полуэльф" по имени Брес(Бран) самый красивый из волшебного народа  Даннан. Эта легенда мне интересна  еще и тем что здесь нет противостояния старых и новых богов — а наоборот союз,  из которого появляется неземная красота…этим  легенда мне очень близка:))

   Для желающих почитать вот ссылка — параллельный текст на кельтском и английском  http://www.sacred-texts.com/neu/celt/vob/vob02.htm

    Третья заметка — — это про рога:)) Как известно, дьявольские рога позаимствованы им, точнее выращены у него по образу древних богов природы Пана или Кернунноса. Но самое интересное что и у нас в язычестве рога так же были очень любимы . Они также считались символом природы и плодородия, и как раз их носили девушки:)) Ибо рога были символом богини, которая сейчас довольно небрежно зовется Лосихой:) В то время как тогда это была не просто персонификация животного но прекрасная богиня любви, красоты и природы, и лосиха была ее тотемным животным:)

 В  честь нее русские девушки носили рога:))) Эти рога теперь зовутся словом кичка:)) 
 

22 (229x250, 9Kb)  

 Еще одним трогательным моментом является то, что рога у девушек росли:) То есть как у лосенка или олененка рога растут постепенно, так и девушки с каждым годом  удлиняли свои рога — изначально до обряда инициации, когда девушка становилась взрослой, но потом просто как символ юности и красоты носились постоянно. 

s640x480 (369x480, 33Kb)

Так что наши эльфы были рогатыми:)) Это мне очень по душе:)))) 

    Кстати обрядом инициации для девушек  у некоторых славян был союз с Ящером. У нас тоже были драконы, которые  сначала считались владыками потустороннего мира, затем — владыками подземного мира — затем, тот самый Змей Горыныч новой эпохи:) девушка символическим образом  отдавала себя Ящеру и таким образом становилась взрослой. Это был скорее символический обряд, и проходил  он в виде игры, когда Дракон (с помощью случайного выбора наподобие современной игры с вертящимися объектами и поцелуями))))) выбирал одну из девушек и делал своей невестой.  Потом уже обряд превратился в злого дракона уносящего бедную девушку и старого доброго главного героя в сверкающих доспехах который мешал девушке стать посвященной в таинства природы:)))- 

   Предполагается что  обряд  произошел от более древнего обряда жертвоприношения — который также имел целью отдать девушку Дракону — то есть не умертвить ее а отправить в иной мир могущественному богу, который впрочем был достаточно противоречивым, мудрым, но все же немного страшным:)) тем не менее, девушку не бросали так сказать на расправу демонам а отдавали в наложницы или даже в жены богу — именно поэтоу брали самых красивых девушек чтобы они были достойны богов:))

     В некоторых русских балладах раннего средневековья отражен тот древний обряд инициации, например в песне Княгиня и змей

Ходила княгиня по крутым горам, 
Ходила она с горы на гору, 
Ступала княгиня с камня на камень, 
Ступала княгиня на люта змея, 
На люта змея, на Горыныча.
Кругом ее ножки змей обвился, 
Кругом башмачка сафьянова, 
Кругом ее чулочка скурлат-сукна, 
Хоботом бьет ее в белые груди, 
Во белые груди человечески, 
Целует во уста ее сахарные.

 

 

 

Источник: www.liveinternet.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.