Обычаи ингушей

Традиции и обычаи – важнейшие элементы культуры народа. Из прошлого они доносят
до новых поколений образы, понятия о должном отношении к жизни и обществу.

53 (1)Вопрос преемственности культуры между разными поколениями – это вопрос сохранения самобытности
народа. Доброта, открытость, душевность, чувство собственного достоинства и достоинства другого – основные духовные принципы этнической культуры ингушей. Любовь к Даймохк (Отечеству) и демократические формы правления, верность данному слову и надежность, выдержка и терпимость, гостеприимство и взаимовыручка, почитание родителей, уважение к женщине и осознание значимости любого человека – независимо от его веры, национальности и социального положения – составляют характерные черты ингушей.
Миролюбие ингушей проявляется в том, что в повседневной жизни они стараются избегать острых конфликтов, неприятных сцен, шумных споров и резких слов.


детства их учат тому, что недопустимо оскорбить, унизить человека, умалить его в собственных глазах. Ингуши знают цену уместному, обдуманному слову, не употребляют оскорбительных и непристойных выражений. У ингушей сильно развито чувство собственного достоинства, переходящего порой в самовлюбленность, и в то же время они ценят такие черты, как принципиальность, честность, сознательность. Не раз в истории народа единение было спасением, и как зарок звучали слова: «Сильный должен помогать слабому, здоровый – больному, богатый – бедному». «Единство народа крепче камня», – говорят в народе.
Для ингушей характерна жизнь, полная труда и достатка, уверенности в себе и в том, что могут помочь другим морально и материально, а также стремление делать добро и взаимовыручка. Понятие «благодать» ингуши связывают с душевной щедростью, жизненной мудростью, трудолюбием, умением быть полезным и нужным обществу.
В ингушском обществе человек не мыслит себя вне рода, фамилии, народа. «Чей ты сын (дочь)?», – спрашивают они обычно друг у друга. Это обстоятельство обязывало каждого человека поддерживать авторитет фамилии через сохранение своей чести.
Существовал культ старших и культ младших. Важную роль в отношениях старших и младших, в воспитании нравственных идеалов, принципов ненасилия играл личный пример.
Роль женщины в ингушской семье подчеркивается этикетом, который поднимает авторитет и значимость.

приветствуют стоя. Кричать и повышать голос на нее недостойно. Если мужчина оказывается попутчиком женщины в дороге, то он обязан ее опекать, вблизи какого-либо опасного места – уступить ей более защищенную сторону. Следуя этикету, мужчина идет впереди женщины. У этого обычая древние корни. В старину на узкой горной тропе можно было встретить зверя, грабителя, кровного врага… Вот мужчина и шел впереди своей спутницы, готовый в любую минуту защитить ее. Уважение к женщине воспитывается сызмальства и начинается с уважения к матери, сестре, бабушке.
Особым почитанием пользуются у мужчин родственники жены. По отношению к теще он обязан соблюдать нравственные требования повышенного порядка. Ингушский зять не должен встречаться с тещей. Объяснений тому может быть несколько, но непременным является то, что нет нормы, посредством которой можно было бы проявить глубокое уважение и почтение к матери своей жены. Это высший статус в иерархии этикетных обязанностей. Однако зять обязан (в случае необходимости) оказывать ей всемерную поддержку и помощь. Бывают исключения из традиционных установок, когда теща общается с зятем. Это в случае, если дочь – единственный ее ребенок и если на то есть обоюдное согласие. Но инициатива на общение с зятем может исходить только от нана (тещи).
Традиция почитания женщины уходит в седую древность. Глубокий смысл мы видим в народной поговорке «Портится мужчина – портится семья, портится женщина – портится народ».

нщина-мать – наш первый воспитатель и друг.
Гостеприимство является для ингушей законом, обязательным для всех. О щедрости и радушии ингушей писали многие кавказоведы. Для приема гостей у ингушей издревле существовало особое помещение – кунацкая. И сегодня в ингушских домах лучшим помещением является «хьаьша цlа» (комната гостя). «Кто не привечает (любит) гостей, того Бог не любит», – говорят ингуши. Уважительно относятся они к семьям, в которых часто бывают гости. Отталкивающе звучит: «К ним мало кто в дом зайдет». Главной обязанностью хозяина, принявшего гостя, является защита его жизни, чести и имущества от посягательств со стороны. Заботы гостя становятся заботами хозяев.
Гостя усаживают на почетное место, тогда как сами хозяева, в том числе и глава семьи, садятся не сразу, даже старейшина рода будет стараться сесть после гостя. Гостю принято дарить понравившуюся ему вещь, какой бы ценной она ни была. В прошлом в честь гостя устраивали танцы, играли на гармонике. Когда гость покидает дом, хозяева провожают его до ворот. «Пусть изобилие не покидает этот дом. Живите долго с миром», – желает гость, прощаясь.
Самобытность народа проявляется в повседневной практике, в наиболее типичных для него моделях поведения, в оригинальном образе мыслей. Национальная культура ингушей, подобно роднику, питает человека, обогащая его духовный мир. Традиции и обычаи в новых условиях жизни приобретают новые нюансы, оставаясь частью общечеловеческой культуры.


Источник: prodji.ru

 

ТРАДИЦИИ ИНГУШСКОГО НАРОДА

Ингуши гордятся своей древней, удивительно красивой страной, прекрасными традициями и  обычаями , оставленными мудрыми предками. В них непоколебимый дух добрососедства и настоящего кавказского долголетия. Традиции и обычаи народа играют важную роль в воспроизводстве культуры и духовной жизни, в обеспечении преемственности духовной жизни, в гармоническом развитии общества и личности. 
Доброта, открытость, душевность, уважение собственного достоинства и достоинства другого — основные духовные принципы национальной культуры ингушей. 
Уважение к родителям и старшим, заботливое отношение к младшим, почтительное обращение с женщиной, толерантность к различным культурам, доброжелательность во взаимоотношениях с соседями — всё это проявления вековых традиций народа. Этикет взаимоотношений ингушей друг с другом и с представителями других народов — яркое тому подтверждение. 
Уважительное отношение к родителям и забота о них, почтительное отношение к старикам является святым долгом. В будни и в праздники дом, в котором есть старики, бывает наполнен гостями. С особой любовью тянутся к старикам их внуки. Ещё в первой половине XIX века В.Бурьянов отмечал: "Они имеют чрезвычайное уважение к старости, совет опытного старца всегда имеет большое влияние на молодёжь ".


амые значительные вопросы в жизни семьи и общества ингуши не решают без их непосредственного участия. 
Кавказцы, по природе своей философски относящиеся к жизни, высоко ценят роль женщины в обществе. В ингушском обществе с малолетства прививается чувство высокой почтительности к женщине. В далёком прошлом даже самый жестокий поединок прекращался, если женщина, прося об этом, снимала головной платок. Женщину издревле называют "хранительницей очага". Она обязана собою явить пример нравственности, любви и верности, терпимости и миротворчества, и в воспитании души и ума ребёнка развивать его в верном направлении. Её роль всегда ценилась в ингушском обществе. Ингушский этикет требует относиться к женщине со всем вниманием и предупредительностью. Чувство внутренней свободы и ума, практическая мудрость и такт поднимают авторитет женщине в обществе. 
В современном ингушском обществе женщина — мать, педагог, профессор, врач, художник, юрист, экономист. Гость для ингуша — лицо священное. Всё лучшее в доме подаётся гостю. Независимо от национальности и вероисповедания гостю уделяется повышенное внимание. В обществе ценятся такие обычаи, как вежарил (побратимство) и доттагIал (дружба) с представителями как своего, так и других народов. Дружественные взаимоотношения передаются через поколения. 
Верность данному слову почитается как высшая ценность. Уникальным мероприятием в духовной культуре ингушей является "ловзар".

uot;Ловзар" — это шуточное сватовство, зажигательные танцы, юмор, шутки, песни. Это гимн жизнеутверждающего началу ингушей. Свод неписанных правил ингушской этики "ГIалгIай эздел", по которым строит свой мир ингушский народ, — это образ жизни и образ мышления, мироощущение и нравственность, это строгое следование традициям, благородство, обязательное, как религия. Эздел — это культура интеллигентности. Моральный кодекс ингушей "эхь-эздел", традиции и обычаи, искусство каменного зодчества — лучшее, что создано ингушским народным гением. Оно по праву занимает своё место в обществе сокровищнице материальных и духовных ценностей своего мира. Общество, умеющее ценить мудрое наследие предков, проявляется в благородстве, внимании и почтительном отношении друг к другу.

Религиозные воззрения       

Стержнем  сохранения любой национальной культуры является принятые религиозные воззрения. Средневековым ингушам были присущи  тотемизм, анимизм, фетишизм, магия, культ предков, культ очага, солнца и др. Тотемными животными считались олень, сокол, волк, медведь. Почитались туры, лошади. Анимистические представления были связаны с духами природы и стихии, среди которых: Хин-Нана (Мать воды), Дарз-Нана(Мать вьюги), Мих-Нана(Мать ветров) и другие. Почитались священные камни, родники, рощи и деревья(особенно грушевое дерево). Культ гор и горных вершин являлся яркой стороной религиозных верований.


я ингушей центром, вокруг которого слагали поэтические были, сказания, легенды о всемогущих богах и героях, были горы Баш-лоам (Казбек), Цай-лоам (Священная гора), и Маьт-лоам (Столовая гора). И в то же время можно утверждать, что предки ингушей пришли к монотеизму издревле. Обращение к Дяла стояло выше культовых наименований. «Религия ингушей очень проста: они почитают одного Бога, которого они называют Дяла, писал И.Бларамберг. Обращение к Дяла подразумевало обращение ко всем остальным значимым культам.

Гостеприимство       

Согласно  вековым ингушским традициям, гостеприимство является священным законом, обязательным для всех. О гостеприимстве ингушей как отличительном свойстве их национальной души писали ученые и писатели XVIII – XIX веков, которые на своем опыте могли судить о щедрости и радушии ингушского характера. Забота о госте, как и семейный долг, входит в этический кодекс народа. «Для приема гостей мало – мальски зажиточный человек имеет особое помещение – кунацкую». И сегодня гостя принимают в лучшем помещении «х1аьша ц1а»(комната гостя), специально отведенной для него ,сохраняющем свое старое название. «Х1аша ца везар – Дала а везац», т.е. «Кто не привечает (любит гостей), того Бог не любит» — говорят в народе. Ингушам нравится приглашать к себе гостей. Любой сложный церемониал взаимной обходительности с людьми завершается у ингушей приглашением их к себе в гости. Уважительно относятся ингуши к гостеприимным людям. Одна из главных обязанностей хозяина, принявшего гостя, — это защита его жизни, чести и имущества от посягательств со стороны кого бы того ни было, иногда даже с риском для собственной жизни.      


В каждом доме принято отдельно хранить угощения для гостей – «хьаьша даар». Изысканный прием, оказываемый гостю, имеет самые разнообразные проявления. Нередко приглашают соседей, для общения с гостем. Готовя угощение. Причем, если в честь гостя режут барана, индюка, кур, это должно быть сделано незаметно, чтобы каждый гость насладился по возможности более и обслуживался, хорошо сыновьями, которые разрезали мясо на маленькие кусочки, с тем чтобы каждый мог с удобством» поесть вспоминал об ингушском гостеприимстве Фон Энгельгардт, побывавший на Кавказе в начале XIX века. В честь гостей в прошлом устраивались увеселительные мероприятия – ловзар.      

Покидая дом, гости выражают благопожелания: « Беркат ма эшалда укх фусаме» (Пусть изобилие не покидает этот дом).  

 

Национальная  кухня.      

Ингушская кухня – одна из древнейших. В  значительной степени пища ингушей  состояла из молочных, мучных и мясных блюд. Наиболее излюбленным и распространенным блюдом является мясо с галушками из пшеничной или кукурузной муки и обязательно с чесночной приправой. Острые приправы, лук, чеснок, перец, чабрец являются важными компонентами мясных блюд.


мучных изделий распространенным блюдом был чурек из кукурузной муки – сыскал. Почитательным блюдом были и есть чаьпильгаш (тоненькие пироги) из пшеничной муки с начинкой из творога, картофеля, тыквы, черемши и крапивы. К сыскал и чаьпильгаш подают к1одар (соус из топленого масла и мелко натертого творога). В праздники и на поминках готовят сладкую халву – хьовла. Плоды и коренья растений, ежевика, земляника, смородина и другие ягоды занимали определенное место в питании. Много блюд готовилось из черемши, тыквы, кукурузы, крапивы. Разные виды трав с ранней весны до поздней осени сменяли друг друга. Их полезные свойства знали. Напитки из меда и трав являлись тонизирующими и целебными.

Важную роль в общественном быту ингушей играл обычай гостеприимства. Гость вне зависимости от национальности и вероисповедания получал без какого либо вознаграждения отдых , пищу и ночлег. Хозяин нес полную ответственность за его жизнь и безопасность. Нарушение обычая гостеприимства влекло за собой суровое порицание и даже расценивалось обществом как преступление.

Характерной чертой бытовавших среди ингушских традиций было уважительное отношение к родителям и старшим. Правила этикета включают в себя такие обязательные и сейчас для  соблюдения нормы, как старшим по возрасту уступать дорогу, право старших говорить первыми, не перебивать и не вмешиваться в разговор старших и др. Неуважение к родителям и старшим расценивается как порок и в современной Ингушетии также сурово осуждается.


У ингушей сохранились  остатки патриархально – родового строя – фамильно — патронимич. Организация, кровная месть и др. При преобладании малых семей прослеживались и больше семьи, особенно в горах. Браки экзогамны по обеим линиям, имело место брачный выкуп. Тесная солидарность родственников и строгая экзогамия характерны для современных ингушей. Существовал цикл до свадебной и свадебной обрядности, мн. Обычаи и обряды были связаны с рождением и воспитанием детей

"Семья и семейный  быт ингушей"

избегание встреч с женихом  
<>  
Во избежание прослыть нескромной, невоспитанной, невеста должна была особенно избегать встреч с женихом. Последний, напротив, обычно искал случая увидеть свою невесту, но тайно, скромно, чтобы не увидели старшие. Свидание жениха и невесты устраивали его друзья, подруги невесты, их молодые родственники. Подобные обычаи известны у народов Средней Азии и Казахстана. «Избегания между женихом и невестой, — пишет Н. А. Кисляков, — не мешали практиковавшимся у ряда народов Средней Азии и Казахстана свиданиям молодых людей в период между помолвкой и свадьбой; свидания эти были тайными, во всяком случае им старались придать тайную форму»*.

Избегания продолжаются не только до свадьбы, но и во время  нее. Именно поэтому в свадебном  поезде у ингушей никогда не бывает виновника торжеств — жениха. Иногда он вместе со свои ми друзьями сопровождает поезд, стараясь не попадаться на глаза и держаться поодаль, в стороне.

В дни свадьбы он прячется у родственников или соседей, где веселится в обществе исключительно  своих друзей. Вечерами при удобном  случае, когда приглашенные расходились, молодые родственницы жениха устраивали ему короткую встречу с невестой. Все остальное время жених и невеста, как мы увидим при характеристике свадьбы, избегали друг друга.

На свадьбе невеста  обычно мало говорила, а при пожилых и старших молчала. С таким же молчаливым почтением относилась и к мужчинам — родственникам, друзьям жениха. Как только прибывал свадебный поезд, невесту приводил за руку один из ближайших родственников (не член семьи) — юноша и заводили ее в одну из предназначенных для нее комнат. Если гостей бывало много и в доме тесно, ее помещали в комнату, где находились женщины. Участники свадьбы направлялись в эту комнату, чтобы увидеть невесту и оценить ее внешний облик. Через не которое время после оценки женщин к ней направлялись молодые люди: братья жениха, друзья, чтобы познакомиться, поговорить с невестой. Но невеста упорно молчала, на все шутки отвечала лишь улыбкой, что означает знак уважения к братьям, друзьям мужа. Молодежь всячески пыталась добиться от нее хотя бы одного слова, что означало «развязывание языка». Молодежь обычно шутит: «Может быть, наша невеста немая, а может быть — глухая». Просят ее угостить их водой и предложить им выпить ее, иначе они отказываются пить. В конце концов невеста вынужденно говорит: «Пейте воду» («хий мала»), и удовлетворенные друзья, братья отпивают глоток воды и, благодарные, одаривают невесту деньгами. Невеста отказывается, а молодые люди кладут их ей в сумку. С этих пор они становятся «друзьями», их взаимоотношения упрощаются.

Запреты и избегания  не прекращались у ингушей и после  окончания свадебных обрядов. Первые месяцы после женитьбы муж старался приходить в комнату молодой  жены тайком, незамеченным. После появления  детей жена с детьми располагалась  в хозяйской половине дома, а муж в отдельной комнате или в кунацкой. Эти обычаи упростились в более поздние времена. Старших детей изолировали в отдельные комнаты, а супругов — в отдельной.  
<>

избегание молодой снохой родителей мужа  
<>  
Продолжительность избегания молодой снохой свекра или свекрови в рассматриваемое нами время уже во многом зависела от поведения самих стариков. Иной свекор уже через некоторое время после свадьбы заходил в комнату, где находилась невестка, и просил оказать ему ту или иную услугу: подать воды, налить чай. Эта просьба была предлогом, чтобы заговорить со снохой и прекратить избегание и молчание. Невестка после некоторого сопротивления подавала голос и начинала односложно отвечать на вопросы свекра, заставлять старика долго себя упрашивать неудобно. Но и в дальнейшем она оставалась с ним немногословной и старалась не докучать ему.<>

избегание зятем родителей  жены, умение владеть своими чувствами  
<>  
Мужчины, зятья также сталкивались со всякого рода запретами. В частности, они должны были избегать стариков со стороны невесты. При вынужденной встрече с ними, а также при общении с более молодыми родственниками жены они должны были быть немногословными и почтительными. Готовность быть им полезными, прийти на помощь в случае малейшей нужды считалась важнейшим качеством хорошего зятя.

Со временем зять мог  непосредственно обращаться с отцом  жены, ее дядями (но не дедом), но с тещей  и старыми тетками жены он мог  не видеться на протяжении всей своей  жизни. Нарушение этого обычая, правда, никогда не считалось вызовом общественному мнению. Его соблюдали в зависимости от семейных традиций и в прежние времена, а в наше время он очень часто не соблюдается совсем. Иногда мать невесты, естественно, интересуясь избранником дочери, по инициативе молодых женщин — младших дочерей, снох, племянниц, старается незаметно посмотреть на зятя. Но чаще в среде, где так высоко ценилось самообладание, умение владеть своими чувствами («дог дIахайташ яц»), проявление такого интереса не одобрялось. Зять оставался сдержанным и почтительным со старшими братьями и сестрами жены очень дол го, а то и всегда: не садился в их присутствии, даже если они предлагали ему это сделать, был немногословен и всегда предупредителен. В дальнейшем, если зять сумел себя хорошо зарекомендовать, отношение к нему становилось более снисходительным: он уже не юнец, показал себя, хватит с него. Эти обычаи ингушей сходны, по мнению М. О. Косвена, с обычаями чеченцев и адыгов*. К тому же выводу приходит и А. А. Исламов* В присутствии родных, как своих, так и жениных, мужчина должен был быть очень сдержанным и с собственными детьми. Он не брал их на руки, не ласкал, не утешал плачущих, не помогал нуждающимся в помощи. По отношению к ним он всегда был требователен и внешне грубоват. Присутствующие понимали истинные чувства отца и его самообладание и поэтому негласно одобряли его. Отец, выражавший на людях свою любовь к ребенку, беря его на руки, сажая на колени, проявлял, по мнению ингушей, слабость, неумение владеть своими чувствами. Дед, в отличие от отца, мог позволять себе такую слабость: он ласкал, целовал детей, брал их на руки, сажал на колени, давал гостинцы. Однако с детьми дочери на людях он был более сдержан, чем с детьми сына: то — «наьха нах» — «чужие люди» (иного тайпа), а эти «ший нах» — «свои люди» (своего тайпа). 

Одним из пережитков родового строя, также подвергшимся трансформации  в период феодализма, являлось аталычество. Дети кабардинских князей воспитывались  в зависимых от них княжеских 'семьях соседних народов или в  семьях кабардинских уорков первой степени. Дети уорков воспитывались в семьях уорков низших степеней или в семьях крестьян- общинников (тлхукотлов). Крестьянские дети получали воспитание дома. Ребенка отдавали на воспитание сразу после рождения. Воспитанник —кан (къап) обучался в семье аталыка всему, что надлежало знать кабардинскому князю или дворянину, т. е. умению ездить верхом, владеть оружием, кодексу приличий, красноречию и т. д. Мальчик совершал путешествия (вместе с аталыком) к соседним народам, участвовал в набегах, причем его добыча шла аталыку, в военных играх, скачках молодежи и т. д. Аталыки его жена называли своего воспитанника «мой сын». Настоящий же отец в течение всего периода воспитания не видел сына.

Источник: yaneuch.ru

Нарушение традиции строго каралось

Если нарушалась традиция гостеприимства, то за этим могли быть суровые последствия, а общество такого хозяина считало преступником. Кроме того, гость также должен обладать сдержанностью, а его действия должны быть направлены на сдерживание расточительности хозяина дома, который мог бы даже поделиться самым последним, что у него есть. Если гость посещает дом не один раз, то после второго и третьего посещения, хозяин и гость становятся кунаками, теперь оба должны стараться поддерживать друг друга с самых трудных моментах жизни.

Долгое время и по сей день, кунаки имели большое распространение по всей республике, а клятва двух человек, должна была быть скреплена обменом холодного оружия. Необходимо отметить, что кунак не мог нарушить свою клятву и должен был сохранять верность своему слову, даже, если на него упадут самые тяжелые испытания. Кроме того, такие прекрасные отношения могли передаться по наследству.

Традиции и обычаи Ингушей

Последние новости Ингушетии — здесь.

Ингуши отличаются своей благородностью

Также, у ингушей есть обычай, который можно назвать одним из видов состязательности – это благородные поступки.

Отличительной чертой ингушского народа является уважение к старшему поколению и, конечно же, к родителям. В правила большей части молодежи всегда входят нормы поведения. Например, обязанность пропускать старшего на дороге. Старший, всегда говорит первым. Нельзя перебивать взрослых или вступать с ними в полемику, кроме того, нужно слышать и прислушиваться к советам старшего поколения. Родители должны быть сдержанными к своим детям. Что касается отцов, то они не могут поднять своего ребенка на руки, если рядом есть более взрослый человек.

Кровная месть – есть альтернатива

Ингуши знают, что такое кровная месть. Месть распространялась на всю фамилию, но чаще всего, она касалась только самых близких. Бывали случаи, когда отомстить могли через поколение, а кровная месть переходила по всем поколениям. После того, как многие поняли, что кровная месть может опустошить все семьи, были предприняты меры, чтобы такое больше не повторялось.

Для того чтобы примирить кровников, необходимо было пройти сложный обряд. Чтобы больше не поднимался этот вопрос, кровная плата должна была быть в материальном виде, то есть должны были заплатить до 120 коров, причем самые близкие отдавали более 9 коров, а дальние родственники могли отделаться одной козочкой. Бывали случаи, когда близкие родственники убийцы старались принудить потерпевшую сторону к миру. Для этого похищался ребенок родственников убиенного, после чего растили его, а потом ребенка возвращали отцу с матерью и давали при этом дорогие подарки. После таких действий, враждующие стороны могли даже стать родственниками. Иногда такое примирение и родство, считалось священным.

Источник: www.barnaul-altai.ru

Одним из важнейших табу среди ингушей является запрет на прощение крови. Веками жил в народе этот обычай, являясь своеобразным инструментом против тех, кто не прочь побряцать оружием. Кровная месть объявлялась в совершенно отвратительных и даже нелепых случайностях.

В горах живет легенда о том, что кровная месть была объявлена хозяину дома, который мирно спал, когда на его коня позарился вор. Животное само себя защитило – и ударом копыта сразило воришку насмерть. Какой-то негодяй был застигнут врасплох, когда позарился на чужую женщину. Сыновья потерпевшей убили насильника и выдали труп родственникам. Был сход, на котором было принято странное на первый взгляд решение: убив отморозка, сыновья спасли честь своей матери и свою честь, но, убив человека, они заслужили кровную месть.

Нельзя было мстить, если рядом с кровником находилась женщина. Особенно его жена. Позорно было убивать, если убийца стоял спиной или, почуяв опасность, отворачивался. Такого преследовали, пока он не повернется и не окажется лицом к лицу. Месть свершалась быстро, безжалостно, без чтения или произнесения приговора. После того, как ингуши приняли ислам, считалось недопустимым лишать кровника жизни во время намаза. Убийце давали возможность завершить ритуал.

Запрещалось убивать спящего, находящегося в беспамятстве. Такое могут делать только греховодники.
Законы пишутся для всех, но обязательными они почему-то становятся для бедняков и интеллигентов. Советская власть придумала много сильных законов, расшатывавших устои ингушского общества. В их числе был и обычай кровной мести. Власть сама чинила расправу, под ее жернова попадали как повинные, так и невинные головы. Однако даже в этих сатанинских условиях вендетта не умерла. Где-то раздавался выстрел, который пресекал жизнь убийцы.

В наше постсоветское время месть вновь заняла «достойное» место. Дело дошло до того, что прямо перед зданием Верховного Суда республики, где проходил процесс над убийцей, из автомата был застрелен брат преступника.

Кто-то занял деньги и не вернул долг. Предприниматель, оказавший услугу, потребовал свое, возник скандал, ставший последним в судьбе должника. Но вскоре автоматной очередью был сражен и сам предприниматель. Молодой человек, бывший еще ребенком в день убийства отца, зашел в дом кровника и хладнокровно расстрелял старика. При этом он кричал: «Теперь вы будете на одном свете. Там разберетесь кто прав, а кто виноват». Столкнулись две машины, виновник аварии погиб. Оставшийся в живых водитель второй машины потребовал отремонтировать «тачку». Ему обещали возместить урон, пришли к обещанному сроку с пистолетом. Отстреляли всю обойму. Все это говорит о том, что принцип «кровь за кровь» продолжает жить в сознании народа. Прощать пролитую кровь запрещено.

А хорошо это или плохо? Не дикость ли это? Конечно, ничем хорошим это не пахнет. Но именно этот варварский обычай сумел отвести многих от соблазна учинять самосуд, лишать жизни себе подобных. Поднимая руку на слабого, каждый понимал, что его ждет суровая кара. Этот дикий обычай стал причиной смерти десятков и сотен людей, но спас тысячи и тысячи жизней.

Ингуши приносят клятву на Коране. Делается это в исключительных случаях, когда деяние имеет место, а лицо, совершившее его, пытается уйти от ответственности, или при необходимости установить лицо путем принуждения к принесению клятвы о непричастности к данному деянию.

Например, воровство совершает один, а подозревают многих. При этом нет никаких улик, нет свидетелей. Никакая юриспруденция не возьмется за такое дело. А вот требование принесения клятвы на Коране может заставить человека сознаться в преступлении. Виновный говорит: «Я не могу дать клятву на Коране». Это означает, что человек дает признательные показания. Сразу после этого начинается дипломатия, где одинаковую силу имеют нормы адата (народное право) и шариата (исламское право). Перемирие или согласие может быть достигнуто различными путями: дача выкупа, восстановление ущерба, прощение.

А если человек готов принести клятву на Коране о своей невиновности? Здесь также много способов воздействовать на курокрада. Клятву могут не принять. Пострадавшая сторона может потребовать, чтобы клятву принесли родственники подозреваемого. Число клянущихся может колебаться: пять, семь, десять и более человек. Лжеклятва у мусульман считается адским грехом и поэтому подвергать опасности Божьего гнева такое количество родственников курокрад не рискнет. Он сознается в содеянном.

Но если человек все-таки дал клятву о своей невиновности, его перестают преследовать. Если сказал правду – неподсуден, если солгал – ответит перед Богом. И не только на небесах. Ингуши убеждены, что все несчастья человека, давшего ложную клятву, случились именно по этой причине. Случился падеж скота – Бог наказал, умер человек – Бог отвернулся, сгорел дом – это неспроста. Прямо мистика какая-то. Конечно, это чистое совпадение фактов и цепь случайностей. Но я сам знаю случай, когда у одного человека, давшего лжеклятву, один за другим умерли трое детей. Это обстоятельство настолько потрясло и испугало людей, что многие опасались даже упоминать этот факт.

Говоря о табу в сфере уголовного права, начнем с простого и, на взгляд местного населения, самого безобидного, даже экзотического. Именно к этому относится женская драка. Строжайше запрещено разнимать дерущихся женщин. По народному поверью, подобные действия принесут горе. Кто-то умрет, кто-то тяжело заболеет, кто-то попадет в аварию и т. д.

Женские драки ни до разбирательства, ни до суда не доходят. О случившемся говорят, над самим действием посмеиваются, кто-то это безобразие осуждает, а кто-то оправдывает, но последствий у женских драк не бывает. Зачем мстить за глупость? Глупость непобедима.

Нельзя простить пощечину. Причем легкая пощечина считается более оскорбительной, чем тяжелая. Это великое унижение для того, у кого щека цветет. Удар кулаком – это куда бы ни шло, это мужское занятие. Если появляется повод вконец унизить мужчину, руку поворачивают тыльной стороной и наносят не сильный удар. Это намек на то, что ему пора менять пол.

Ингуши сейчас не носят кинжалы, но было время, когда без этого оружия не обходился ни один мужчина. Первым подарком родившемуся мальчику был кинжал. Ремень, на котором висел кинжал, развязывали уже после смерти человека. У владельца этого холодного оружия были свои запреты: кинжал нельзя было вынимать из ножен без крайней необходимости и не вкладывать его обратно в ножны, не использовав по назначению. Ни при каких обстоятельствах им нельзя было колоть соперника, разрешалось только ударять кинжалом и непременно сверху. Этому искусству учились с мальчишеских лет и упражнялись до глубокой старости.

Язык у ингушей считается наиболее опасным оружием. Пуля разит одного, а язык девятерых, говорят они. Языкастых здесь ненавидят и уничтожают без всякой жалости. Отсюда исходит табу на всякого рода доносы. Уличенный в ябедничестве человек приравнивается к гаду, которого непременно надо раздавить.

Хуже длинной руки (речь идет о воровском промысле) может быть только длинный язык – так рассуждают ингуши.

Нельзя ходить в гости без подарков и недопустимо провожать гостей с пустыми сумками. Нельзя сидеть, когда стоит старший, лежать, когда в доме посторонний. Нельзя мужчине снимать шапку в горах и платок женщине, когда она отходит ко сну.

Очень много табу при разговоре с людьми. Я знал человека, который в присутствии посторонних ни разу не обмолвился словом с женой. Ни громким и ни тихим, ни хорошим и ни плохим. При этом он ее боготворил и самозабвенно любил. Это была бессловесная при людях и весьма пылкая наедине с женой симпатия, доведенная до совершенства и лишенная внешнего блеска.

Ингуши считают, что жестикулировать руками при разговоре нельзя. Речь не должна быть долгой, нудной, сопровождаться клятвами, проклятиями, излишней мимикой, гомерическим смехом и долгими слезами. «Так могут и обезьяны», – говорят старики. Когда говорят, слушающий не имеет права отводить глаза от лица говорящего, даже если тот говорит много и не очень мудро. Когда порождалось огромное множество людей, Бог понимал, что не для всех хватит масла, и поэтому он не жалел опилок.

Даже если кишки прилипли к спине, ингушу не полагается просить милостыню. В самом начале сталинской высылки народ впервые за многие десятилетия столкнулся с голодом, но руку не протянул. Лучше быть мертвым, чем быть попрошайкой.

И при всем при этом ингушу строжайше воспрещено оставлять без подаяния нищего и голодного. Здесь подадут любому, кто протянет руку и произнесет имя Бога.

Нельзя истязать землю и женщину, рубить плодовые деревья – они несут в себе новую жизнь. Нельзя гневаться на Бога, ниспославшего болезни и смерть: таким образом освобождается место для следующих поколений.

Нельзя женщине поднимать тяжести, а мужчине – скандалы. Нельзя отправляться в путь в среду, работать в пятницу, назначать свадьбу в месяц уразы. Что за торжество, если поесть нельзя? У постящегося нет права на прием пищи, а непостящемуся стыдно подвергать голодного испытанию.

Нельзя сильно и долго сокрушаться по поводу беды, которая уже случилась. Беду не поправишь. Нельзя переживать из-за беды, которая еще не случилась. А вдруг ее не будет.

Нельзя близко подпускать к уху льстеца, к сердцу – гордеца. Крыса хитрее мышки, но и ее место в подвале, говорят ингуши.

Нельзя преследовать женщину, которая тебя не любит. Это унизительно. Не каждое блюдо, возбуждающее аппетит, прогоняет голод. Может получиться обратный эффект и страшное потрясение. Любовь – это тяжелая ноша, и нести ее следует только тогда, когда она чего-нибудь стоит.

Ингушские женщины убеждены, что история семейной, да и человеческой культуры началась с того дня, когда их далекая предшественница впервые помыла посуду, из которой поел муж. У ингушей строго запрещено накапливать во дворе мусор, допускать беспорядок в доме, ложиться в грязную постель. Правда, встречаются и исключения: за красивым фасадом семейной крепости может жить лентяйка и неряха. Наводить чистоту – женское занятие. На это ее исключительное право мужчины никогда не посягают. Никакой конкуренции, когда моешь, стираешь, метешь, занимаешься прополкой, варишь, разглядываешь себя в зеркале.

Нельзя любить безоглядно, вопреки всему. Если женщина готова пить воду, в которой ты помыл ноги, приглядись к ней. Скорее всего, у нее проблемы со здоровьем. Помни: мудрость – женская доля, но не ее главная черта. Умные люди любят с оглядкой, расстановкой, не очень громко.
Нельзя любить просто так. Ингуши говорят: любовь это не тогда, когда ты срываешься в пропасть, а твоя любимая бегает по краю обрыва и зовет людей на помощь. Любовь – это тогда, когда ты срываешься в пропасть, а твоя любимая подбегает к краю обрыва и бросается вниз. Это уже не падение, это – полет.

Существует абсолютный запрет на упреки по поводу недостатков человека. Нельзя говорить: ты косой, хромой, горбатый, низкий (ростом), длинный, жирный, черный, белобрысый, плешивый, психованный, жадный, завистливый, ревнивый и т. д. Нельзя упоминать о недостатках, не связанных с уродством. Например, не ответил на оскорбление, не отомстил за родственника, находишься под каблуком у жены, живешь с кикиморой, прислуживаешь начальнику, гонишь туфту. За такое можно получить пулю в лоб. Однако есть такие люди, которым ну очень хочется что-то сказать в лицо.

Отдельного ингуша еще можно задеть, но смертельно опасно чернить его род. Самое большое богатство ингуша – незапятнанные имена предков и фамильное достоинство. Причем это касается даже тех однофамильцев, кровное родство с которыми уже не прослеживается. Этот обычай, как и обычай кровной мести, служил сдерживающим устройством для тех, кто хотел занести руку над беззащитным и слабым. Благодаря этому универсальному правилу среди ингушей нет бомжей, нет бичей, нет отверженных, нет постылых.

Если тебя позвали, нельзя не пойти на свадьбу – навлечешь неприязнь, даже если не сообщили, нельзя не пойти на похороны – навлечешь ненависть.
Если хочешь владеть ближним берегом реки, бейся за дальний берег, говорят ингуши. Следовательно, у реки нет середины.

Нельзя прибивать к стене палас – это признак нищеты. Нельзя стелить на пол ковер – это признак дебильности. У каждой вещи свое место и свое назначение.

Нельзя спать в доме, где дверь не на запоре. Спать нельзя не потому, что придет враг и перегрызет горло, явится вор и унесет драгоценности. Главное в том, чтобы случайный гость не увидел тебя спящего и неодетого.

Тело – враг человека, считают ингуши. Оно капризно, пугливо, притворно. Нельзя прислушиваться к его жалобам. Сколько прекрасных жизней сгубила боязнь потерять здоровье.

Нельзя гасить в себе страсть к познанию и стремление к мастерству. Умный человек именно в этом и находит смысл жизни.

Ингушке нет места на облучке, в седле, за рулем. Если такое и случается, то это исключительное явление. В нарядах женщины не должно быть ничего от мужских одеяний. К большому сожалению, ныне цивилизация яростно набросилась на этот обычай, треплет и терзает его. Возможно, скоро наступит время, когда никто не удивится, увидев ингушку в брюках и за рулем «Ауди». Но пока все в порядке, живу на земле вот уже шестой десяток лет, и к своему счастью, ни разу не видел ингушку с сигаретой в зубах. Чем еще можно гордиться, если не этим? Нельзя женщине уподобляться мужчине. Это – уродство.

Нельзя бить сына при посторонних. Это дурной пример: твоего мальчика могут дубасить другие.

На мужской щеке слеза высыхает долго, говорят ингуши. Поэтому ее там и не должно быть. Мужчине нельзя плакать и причитать. Слезы и обмороки – женское занятие.

Нельзя жениться не только на близкой, но и дальней родственнице. Такая попытка подвергается осмеянию и осуждению, а такой поступок – презрению и ненависти.

Такие понятия, как испугаться и струсить, у ингушей выражаются единым словом. Но это далеко не одно и то же. Если испуг естественная реакция на опасность, то трусость – самое презренное и низменное проявление человеческого духа. Трусость нельзя допускать, даже если, проснувшись, обнаруживаешь спящего рядом дракона. Чем этот гад страшнее плохой жены?

Нельзя грязнить воду в роднике, совершать намаз и утешаться женщиной без омовения, не уступить дорогу старику, пить до дна и есть все до последней крошки. Пусть после тебя еще что-то останется людям, животным, птицам и земле. Нельзя хвалить недостойного, потому что этим унизишь достойного, нельзя хвалить достойного, потому что этим унизишь Бога. Он сотворил нас, дал речь, зрение, язык и повелел не убивать, не воровать, не врать, не прелюбодействовать. У каждого из нас три задачи: посадить дерево, построить дом и породить ребенка. Но это еще не все. Дереву необходим уход, дому – страж, а ребенку – воспитатель. Нельзя об этом забывать.

Много запретов связано с исполнением ингушского танца. Ни при каких условиях нельзя мужчине танцевать одному, нельзя женщине входить в круг первой и, разумеется, без партнера. Во время танца руки танцующих никогда не должны опускаться ниже плеч. В круге не должно быть больше одной пары. Любая попытка изменить этот рисунок воспринимается как пощечина тем, кто уже танцует. Солнце одно и луна одна, говорят ингуши. Нельзя нарушать порядок мирозданья.

Предание о происхождении парного (юноша и девушка) кругового танца мы находим в древнем ингушском мифе «Как произошли Солнце, Луна и Звезды»:
Был один юноша, красивый как картинка, знаменитый мастер-кузнец. Говорят, когда он работал, огонь, зажженный в его кузнице, освещал весь мир. От удара его волчьего молота сверкали молнии, весь мир содрогался от грома.

В то время жила одна девушка. Она жила в большой башне, в которой не было ни одного окна. Девушка никогда не выходила из башни, но она была так красива, что сияние от ее лица было видно издали. «Я посватаю ее», – твердо в сердце решил молодой человек и послал сватов. Юноша не знал, что эта девушка была его сестрой, но она знала об этом и не могла сказать.

— От его огня и золы померкнет мое сияние и лицо мое состарится. Не пойду я за него замуж!
Такой ответ огорчил юношу. Он раскалил золотую палицу, которую целую неделю держал в огне, взял ее в руки и темной ночью пошел к девушке. Увидав его и боясь встречи с братом, девушка бросилась бежать. Он побежал за ней, но никак не мог ее догнать. Они так бежали пока не умерли.

Искры, летевшие от раскаленной палицы, превратились в звезды. От девушки же осталось яркое сияние (светлый лик). Юноша превратился в Солнце, девушка – в Луну. Говорят, что и поныне он стремится догнать ее, пробегая круг за кругом Солнце (юноша) не может догнать Луну (девушку)».

Наши предки предупреждали – нельзя трогать слабого. Рано или поздно объявится его родственник, подрастет сын, выйдет замуж дочь и родит. Прощения не будет. За деньги можно купить лишь товар, а честь и достоинство здесь никогда не считали товаром. Если чести и достоинства у человека нет, он совсем ничего не стоит, если есть – он бесценен. К большому сожалению, время подмыло эти понятия. Шелест денежных купюр для многих оказался милее предостережений мудрецов. Но еще много тех, кто уверен, что деньги можно добыть и потратить. А вот честь – с нею рождаются.

Нельзя предавать друзей. В народе сохранилось множество легенд, сказаний и достоверных рассказов о настоящей дружбе. Запрещалось, например, жениться на сестре друга. Какая необходимость дружеские отношения переводить в родственные? Они равнозначны.

Нельзя было дотрагиваться до чуж женщины. У ингушей много рассказов о том, что случайно коснувшись чужой женщины, мужчины отрубали свои пальцы. Кто-то спросит: что за дурость? Но вдумайтесь в горскую пословицу: лучше потерять голову, чем честь. 

У ингушей есть легенда. Встретились Ветер, Вода, Огонь и Честь, подружились и пришло им на ум прогуляться по миру. Долго они ходили по земле, устали и решили отдохнуть.
– Под этой горой горит пламя, я соединюсь с ним, – сказал Огонь. – Ищите меня там.
– По берегам этого озера растет камыш, – сказал Ветер. – Ищите меня там.
– Вон на том склоне бьет родник. Я сольюсь с ним, – сказала Вода. – Ищите меня там.
Честь устремила глаза в небо и промолчала.
– А как нам найти тебя? – спросил у Чести Ветер.
– Это бесполезно, – сказала Честь. – Всякий кто отойдет от меня, никогда не найдет обратной дороги.

Нельзя родителям ссориться при детях. Кто-то скажет: так говорят все народы. Но у ингушей это табу выполняется неукоснительно. Нельзя старшему брату претендовать на дом родителей. Жилье обязательно переходит к младшему. Но и младшему дом не достанется, если в доме есть калека, неизлечимо больной, тронутый умом. Им жилье нужнее. Здоровый и сильный сам найдет выход. При разделе спорного имущества ингуш никогда не доведет дело до суда. Каждый член семьи и так знает, что и сколько ему положено. Если что-то не так, обиженный смолчит и не даст поводов для пересудов и насмешек. Суть семейного спора никогда не будет оглашена и навсегда останется тайной.

Ингуши шутят: ничего нельзя делать, не испросив совета жены, но все делать надо вопреки. Конечно, это не обязательное, скорее всего экзотическое табу. На самом деле все решается на семейном совете, но решения принимаются по принципу старшинства, а не большинства. Толпа безрассудна и часто не может найти единственное, правильное решение. Это как на базаре: выбор большой, долго ходишь и смотришь, примеряешь и прицениваешься, а домой возвращаешься с пустыми руками.

Недопустимым считают ингуши заключение всякого пари. Это не мужское занятие. Человек должен быть выше амбиций, в основе которых лежит спор. Также отвергаются всякие азартные игры. Выигрыш не может быть случайностью, его надо заслужить.

Строжайше запрещено зариться на чужую собственность.

Нельзя безумно рисковать, но не все осторожные дошли до цели, говорят ингуши. Нельзя терять чувство меры. Лучше прочитать одну книгу и запомнить ее содержание, чем прочитать сто книг и не запомнить ни одну из них.

Нельзя отказывать человеку, просящему в долг деньги. Если оговоренные ранее сроки возврата долга не будут соблюдены, их надо продлить. Если и новые условия останутся невыполненными, долг должен быть прощен.

Нельзя держать руки выше шеи и ниже пояса во время сна. Нельзя бросаться в реку головой вперед – в воду можно только входить, никогда нельзя стоять на коленях, рвать волосы на голове, откладывать на потом то, что можно сделать сейчас, не упоминать имя Бога после грома. Нельзя слепо верить: делай то, что делает мулла, а не то, что он говорит, – гласит ингушская пословица. Нельзя умирать с голоду. Предки ингушей, изнеможенные голодом, плавили медь и выпивали металл. Во время эпидемий заболевшие шли в горы, находили место, садились и умирали. Это они делали для того, чтобы не заразить других. Нельзя становиться причиной смерти другого человека. Нельзя собирать камни, лежащие по обочинам гравийных дорог. Нельзя сидеть, когда проезжаешь мост, не помолиться, проходя мимо кладбища, звать на помощь, если сам можешь выкарабкаться, носить усы, пока жив отец, корчить рожу.

В прошлом существовало очень серьезное табу, касавшееся мужчин, – нельзя было набирать лишний вес. Никакого жира на животе! Полнота – удел женщины, которой предстоит стать матерью. Многие ингушские мужчины, особенно парни, годами сидели на диете, носили специальные пояса, стремясь сохранить стройную фигуру. У этого запрета даже существовал свой эталон. Если мужчина ложился боком на ровную дощатую поверхность, то в том месте, где талия, должна была свободно проползти кошка. Это уже идеально! Теперь к этому табу относятся с опаской. Надо признаться, что до отвала едят только единицы, но равнодушных к пару над тарелкой, где лежат сваренные куски мяса, очень мало. Ныне под талией ингуша может застрять даже гусеница.

Нельзя надрезать ногти до восхода или после захода солнца, зевать, чихать, смеяться, когда другие плачут, плакать, когда другие смеются, класть на стол головной убор, ходить в одежде с оторванной пуговицей. Нельзя грубо реагировать на шутку, не ответить на приветствие, не пожать протянутую руку, не подать нищему, даже умирая от голода. Нельзя быть пастухом, танцором, певцом, актером, жить как попало, умереть без завещания. Нельзя мужчине носить воду и мыть посуду, стирать, полоть, стелить и убирать постель, гладить, рассказывать детям сказки, качать люльку, показывать усталость, жаловаться на зубную боль, появляться при людях частично одетым, разутым и без носового платка в кармане.

Жене нельзя поднимать руку на мужа, ложиться раньше него и вставать позже него, делать замечания, задавать вопросы: где был? С кем был? Куда направляешься? Когда вернешься? Жене нельзя произносить имя мужа. Во время ходьбы находиться вровень, впереди или справа от него, кидаться в объятия или отмахиваться, когда хотят обнять ее. Нельзя, чтобы муж вышел из дома в нечищеной обуви и нестиранной сорочке. Кто-то скажет – это рабство. Но это добровольное рабство, и такие семьи практически не распадаются. Процент разводов просто ничтожен: эта шкала никогда не дотягивала до одной целой. Хотя современная статистика разводов выше по причине несоблюдения все тех же табу.

Нельзя разглядывать чужие ворота и совсем нельзя пытаться увидеть то, что происходит за ними. Нельзя перекармливать кошку, оставлять скот голодным, будить детей на рассвете, спать на спине, верить гадалкам, рассуждать долго и медленно, есть много и быстро, стоять на краю ямы, отращивать волосы и ногти. Нельзя смотреть вверх, когда идешь по узкой горной тропинке и смотреть вниз, когда идешь по краю пропасти.

Нельзя зариться на землю, где живет другой народ. Нельзя молиться ни на север, ни на юг, ни на восток и ни на запад. Молиться можно только на Каабу. Нельзя не любить книги, ибо Коран тоже книга, нельзя спать днем, потому как это время для трудов и забот.

Нельзя ругать землю – она поглотит, нельзя ругать небо – туда устремится душа.

Нельзя быть скупым – это грех, нельзя быть расточительным – это двойной грех.

Нельзя брать мзду – это уродует твою душу, нельзя давать мзду – это уродует душу другого человека.

Нельзя водиться с завистливыми, трусливыми, слабовольными и вечно голодными. Они в мороз никого не согреют, при пожаре никого не спасут, в бою отсидятся в окопах и свой ужин ни с кем не разделят.

Нельзя кушать стоя, лежа и во время ходьбы.

Нельзя отращивать волосы на щеках и подбородке, только дуралеи считают, что близость к Аллаху определяется длиной бороды. Аккуратные и симпатичные лучше смотрятся как на земле, так и на небесах.

Нельзя затыкать уши, когда говорит болтун. Когда наслушаешься вздорных речей и пустых разговоров, лучше понимаешь, что следует говорить тебе.

Нельзя хулить и хвалить кого попало. Узнай человека лучше, прежде чем давать оценку его достоинствам и недостаткам.

Нельзя допускать, чтобы женщина сидела за решеткой. Пройдитесь по тюрьмам всей России и вы убедитесь, что горянок там практически нет. В наше ужасное время возможны незначительные отклонения от нормы, но ингушская речь в местах не столь отдаленных не часто звучит. В стране, где есть законы и эти законы не исполняются или исполняются с большим скрипом, всегда можно найти лазейку, чтобы уйти от ответственности. Лозунг «Женщине не место на нарах» здесь также привычен, как соль на обеденном столе.

Нельзя жить по принципу – брать от жизни все. Всякого, кто попробует это сделать, непременно разоблачат, осмеют. Здесь никому не дано «держать верхушку», ибо на каждого варвара найдется свой варвар, на каждого зверя – свой зверь.

Основное предназначение ингушки – продление рода. Раньше вообще запрещалось всякое прерывание беременности. В итоге у ингушей образовались большие семьи. Был случай, когда тридцатилетняя особа вышла замуж за семидесятилетнего старика и в течение последующих десяти лет родила десять детей. Разумеется, жених выложился основательно и протянул ноги. Сыновья от старшей жены после смерти отца мачеху выгнали из дома, взяв на себя опекунство над братьями и сестрами по отцу. А их мать пошла на повторный брак с человеком намного старше бывшего мужа и результатом этого стало рождение еще шестерых детей. Причем каждый раз рождались близнецы и все мальчики. Последние появились на свет спустя восемь месяцев после смерти отца. Узнав о беременности, родственники пытались убедить вдову в необходимости сделать аборт, но многократная мамаша выстояла и стала матерью в шестнадцатый раз.

Сноха не может называть имени свекра, свекрови, мужниных братьев и сестер. Причем эти имена она не должна произносить даже тогда, когда обращается к их тезкам. Даже случайное произношение запретного имени подвергает женщину осмеянию и осуждению. Но как-то она должна обращаться к новым родственникам? Конечно. Свекра и свекровь невестка называет просто: папа и мама, дади и нани. Старшего брата мужа примерно называют Старший, младшего – Младший. Золовок также называет Старшая, Младшая. А если их много? Здесь могут появиться имена типа Черноглазая, Синеглазая, Высокая, Усатый и т. д.

Снохе запрещено сидеть при свекре, тем более кушать при нем. Она не может приласкать своего ребенка при родителях мужа. Кстати, и отцу возбраняется брать ребенка на руки в присутствии родителей. Всякий, кто нарушит этот обычай, считается плебеем. Зато ребенка приласкают, утешат дедушка и бабушка. У ингушей существует поверье, что внуков надо любить больше, чем своих детей.

Нельзя жить в доме родителей жены, даже если их нет уже на этом свете и у них не осталось близких родственников, наследников. Такой дом или пустует, или его сдают в наем, или, в крайнем случае, продают.

Что стоит за этими табу?

  • В первом случае: кто уважит тебя, если не твои младшие члены семьи!? Здесь в ходу притча. У почтенного старца спросили, как тот добился такого авторитета? Тот ответил: «Первой меня уважила жена, затем – дети, затем – соседи, жители села, потом и люди со всего края».
  • Во втором случае учитывается непререкаемое уважение зятя к родителям и прямым родственникам супруги. Как можно раздеваться и спать в доме, где они жили? По старинным ингушским преданиям, тени умерших навсегда остаются в доме и им незачем видеть такое неуважение к ним со стороны детей.

Автор материала не известен. Просьба сообщить нам, чтобы мы могли указать авторство в данной полезной статье.

Интересные материалы по теме: Ингушетия • Ингуши • Горы Ингушетии • Ингушские анекдоты

Знаете ли Вы другие традиции и обычаи Ингушей? Делитесь в комментариях.

Источник: WikiKavkaz.ru

Большим своеобразием отличались общественные и семейные отношения ингушей. Общественная жизнь и быт ингушей регламентировались неписанными нормами, правилами и обычаями. Хозяйственные, общественные, судебные дела решались на общем сходе «кхел» — совет. Верховным органом управления был «Мехк-кхел» — совет страны, который собирался два раза в год для обсуждения общенародных вопросов и разбора спорных дел. Членами «Мехк-кхел» избирали авторитетных и уважаемых людей, знатоков обычаев и традиций ингушей. Все вопросы хозяйственной и общественной жизни регулировались и регламентировались адатными нормами и традициями.
Четко был разработан ингушский этикет. Характерной чертой, бытовавшей среди ингушских традиций, было уважительное отношение к родителям, старшим по возрасту. Правила ингушского этикета включают в себя такие нормы как право старших сидеть на почетном месте, говорить первыми, не перебивать и не вмешиваться в разговор старших, уступать старшим дорогу. Дети обязаны обеспечить родителям достойную старость. В присутствии старших запрещалось непристойно говорить, курить, оговариваться. У ингушей никогда не было домов престарелых, сирот. Неуважение к старшим, к родителям сурово осуждается обществом.
К древним традициям и обычаям относятся: общественная взаимопомощь (белхи), гостеприимство, куначество, побратимство, усыновление и покровительство.
В ходе взаимопомощи (белхи) друг другу оказывали помощь при строительстве дома, ограды, пахоты, севе, уборке урожая. Это была бескорыстная помощь, которая в первую очередь оказывалась родственниками, соседями.
Важную роль в общественном быту играл обычай гостеприимства. Для гостей отводили специальную комнату, в которой были лучшие постельные принадлежности, хорошая мебель. Гостя развлекали, в его честь резали барана, устраивали вечеринку. Он находился под защитой хозяина. Нарушение обычая гостеприимства расценивалось обществом как преступление.
Среди разнообразного и своеобразного культурного наследия ингушей определенное место занимали народные игры и развлечения. Они были как бытовые, так и общественные, направленные как на духовное, так и на физическое развитие.

Источник: russianroutes.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector