Почему на армянской свадьбе нельзя кричать горько

Конец лета и ранняя осень — традиционный сезон свадеб. В это время на улицах городов чаще всего слышны звуки свадебных кортежей. Рассказываем о том, почему нельзя кричать «Горько!» и «Ура!» у ЗАГСа, откусывать от каравая и бросать лепестки роз вслед жениху и невесте. 

Мендельсон устарел?

Марш, написанный Феликсом Мендельсоном в 1842 году, звучит в торжественной части во Дворцах бракосочетания практически в каждом уголке мира. Но в последние годы некоторые устроители свадеб подвергают сомнению актуальность известной композиции.

Отдельные организаторы считают, что марш немецкого композитора устарел и его нужно заменить. Они приводят различные аргументы: и что мелодию придумали «большевики», и что она слишком короткая, предлагая увеличить продолжительность марша с 40 секунд до трёх минут.

Новые варианты мелодии организаторы свадеб приносят в ЗАГС с просьбой прокрутить её в момент регистрации молодожёнов, на что получают отказ.


«На мой взгляд, трехминутный свадебный марш не нужен, достаточно 40 секунд. Марш Мендельсона стал символом бракосочетания, на него нет моды и это незаменимо. Есть вещи, которые никогда не стареют, они вечны», — уверена Любовь Пузикова. На свадьбе существует обязательный официальный текст, которого ждут и будущие молодожены, и гости. Такие тексты не меняются десятилетиями. И навряд ли изменятся в ближайшее время.

Кричите «Горько!» правильно

Зачастую операторы ради эффектного видео просят всех гостей кричать «Горько!» в момент выхода молодоженов из ЗАГСа. Так делать не следует, необходимо правильно понимать этот древнерусский обычай.

Кричать «Ура!» и «Горько!» в стенах ЗАГСа не рекомендуется. Фото: Из личного архива

«Изначально призыв «Горько!» относился к напиткам, а не к молодым. А когда на пороге Дворца горланят без наполненных бокалов, получается, что гости желают молодым горькой жизни. А за столом же кричат для того, чтобы напиток не казался таким уж горьким, и поцелуй молодожёнов содержимое бокалов должен подсластить», — поясняет специалист по свадьбам.


В момент выхода молодожёнов из Дворца бракосочетания не желательно встречать их и криками «Ура!», как многие это делают. Нужно помнить, что громкие возгласы могут нарушить покой жителей близлежащих домов.

Ещё один момент. На ступеньках ЗАГСа не устраивают фуршетов! Зачастую гости прямо на пороге начинают пить шампанское из пластиковых стаканчиков, а ведь это нарушение закона. И несмотря на то, что к свадьбам относятся достаточно лояльно, употреблять алкоголь в общественных местах запрещено.

Лепестками роз не осыпать!

Ещё одна существенная ошибка современных свадеб — осыпать молодых цветами и лепестками на выходе из ЗАГСа.

Осыпать молодых цветами при выходе из ЗАГСа – плохая идея. Фото: Из личного архива

«Осыпание цветами — это обряд, означающий, что родители рады молодожёнам, и действие происходит им „навстречу“. Когда молодые уходят из ЗАГСа, раскидывать лепестки им вслед нельзя, потому что так провожают усопших», — аргументирует Любовь Пузикова.

Если хочется все же выполнить эту традицию, то подбрасывать лепестки нужно когда жених и невеста только входят в ЗАГС. Это же правило справедливо для проводов невесты на свадьбу — бросать цветы вслед кортежу нельзя. А вот когда молодожёны вернутся и зайдут в дом — пожалуйста.

Каравай — сильно рот не разевай!


Есть традиции, которые раньше очень строго соблюдали, а сегодня ситуация заметно изменилась. Пару десятков лет назад никто не смел резать хлебный каравай, которым встречают родители молодожёнов из ЗАГСА, кусочки от него отламывали пальцами.

Кусаешь каравай хлеба – значит, откусываешь своё благополучие. Фото: Из личного архива

«Сегодня некоторые горе-распорядители предлагают молодожёнам откусить от каравая с призывом, определить главу семьи по величине куска. Это абсурд. Девушки широко открывают рот, чтобы больше ухватить от каравая — ужасное зрелище, похожее на людоедство. Такой традиции на Руси никогда не было. Как можно кусать каравай, который олицетворяет благополучие семьи? Получается, что ты откусываешь свое благополучие, достаток, ни в коем случае этого нельзя делать», — добавляет Любовь.

В повседневной жизни на Руси хлеб никогда не резали ножом, только ломали, тем более никто никогда не откусывал от каравая. К хлебу относились с большим уважением, особенно в торжественные случаи. Свадебный каравай пекли только успешные женщины, самые благополучные. Пожелание «с хлебом солью» особое — это пожелание успеха.


Правильно хлеб преломлять пальцами, это может сделать и жених, и невеста, если устроителю захотелось провести такой конкурс. Караваем следует угостить гостей — именно так поступали на Руси.

Бой посуды: кто главный в семье?

На свадьбе невесте нужно помнить, что все внимание направлено на нее, и быть скромнее.

На свадьбе невесте лучше уступить место жениху «быть главным в семье» Фото: Из личного архива

Эксперт по свадьбам считает, что зачастую со стороны смотрится очень некрасиво, когда в обряде разбивания тарелки «кто в семье главный», невеста отталкивает локтем жениха, чтобы первой разбить блюдо, яростно кидает посуду о пол. Это совсем не женственно.

Фото на развалинах и недостроях

В последние годы появилась нелепая традиция фотографироваться на фоне разрушенных и заброшенных зданий. Инициаторами таких съемок являются и фотографы, и сами молодые, желающие чем-то выделиться.


Нужно подумать хорошо: стоит ли молодожёнам фотографироваться на развалинах. Фото: Из личного архива

Отправляться к руинам ради пары «неизбитых» кадров — не самая лучшая идея. Фотографии на развалинах скорее символизируют разрушения в личной жизни, нежели успех и благополучие. Не зря в народе считают, что всё имеет значение, в особенности в первый день свадьбы. На Руси даже шутки допускались только на второй день.

«Я ничего не утверждаю и не опровергаю, но есть народные вековые приметы, к которым стоит прислушиваться», — призывает Любовь Пузикова. На свадьбе необходимо соблюдать традиции, которые приняты в роду и в народе.

Свадьбу устраивают для того, чтобы молодые впитали как можно больше положительных эмоций. Поэтому после торжества молодым рекомендуется посетить в исторические места, которыми гордиться город и страна, а затем романтические — красивые парки, фонтаны, скверы.

Среди хороших новых традиций — театрализованные встречи молодых, например, в стиле старинных балов, рыцарей или литературных героев. Такие сценарии приветствуется.

Дресс-код для всех

Не совсем хорошо, когда на торжественную часть приходят фотографы и видеооператоры в шортах и пляжной обуви. В моменты регистрации все стараются выглядеть торжественно, и это требование распространяется на всех, не только на родственников, но и на сопровождающих. Во время подачи заявления в ЗАГС также стоит выглядеть нарядно, ведь это важное решение в жизни.


Время от подачи заявления и до момента регистрации должно запомниться на всю жизнь, согревать душу молодых, потому что это один из самых волнительных периодов в их совместной жизни. Именно в этот момент парень и девушка официально становятся женихом и невестой.

Ножи, сабли и колокольчики

Нельзя дарить на свадьбу острые предметы. Если всё же необходимо сделать подобный подарок, например, столовый сервиз, то дарят накануне свадьбы.

«На казачьей свадьбе есть прекрасная традиция — скрещивать сабли, чтобы под ними прошли молодые, это означает изгнать злых духов. Рекомендуется также на свадьбе использовать колокольчики, звон которых издавна считается важным обрядом, прогоняющим зло. В советские времена колокольчики вешали на машины, но теперь этот атрибут используют все реже», – рассказывает Любовь Пузикова.


Источник: www.rostov.aif.ru

В маленькой рюмочке на подносе вино. Я протягиваю к ней руку, отпиваю. Ничего особенного – кислое. Но оно должно быть особенным, потому что здесь, сейчас, особенное все. И церковь с рвущимися в нее пучками солнца, и каменные водоносы, стоящие в углу храма, и полуденная духота октябрьского палестинского зноя. Я в Кане Галилейской. В той самой, где два тысячелетия назад собрались гости поздравить с законным браком Симона Кананита и его красавицу жену. В той самой, где впервые свершил Господь великое чудо: претворил воду в вино на радость гостям, на изумление распорядителям пира. Водоносы стоят в углу. Те самые. Светлый камень, шершавые бока, стоят себе в храме, выстроенном на том самом месте далекого брачного пира. Делаю еще глоток: ничего особенного, кислое. Но оно не должно быть кислым, и я лукавлю: благодарю поклоном священника, хвалю вино. Как могу его не похвалить?

А через год, почти в то же самое время года, я осторожно вступила в темноту мрачной холодной пещеры в Абхазии, совсем рядом с Новым Афоном. Заветными тропками вывел меня к ней послушник Ново-Афонского монастыря. Благословил войти, а сам остался на улице. Горит перед иконой лампадка, освещая строгий лик человека с книгой в руках. Симон Кананит. Тот самый жених Канского пира. Пещерка тесная, низкие своды касаются головы. Он жил здесь. И здесь принял мученическую кончину. Почему именно в этой пещерной прохладе укрылся он от нестерпимого палящего палестинского солнца? После чуда в Кане Галилейской, свершившегося на его глазах, он уверовал в Христа сразу, всем сердцем. И… ушел с собственного брачного пира, стал одним из двенадцати Христовых учеников.


После вознесения Господня стал благовествовать святое Евангелие, забрел сюда, на древние абхазские берега. Обращал язычников, жил в этой пещере и здесь же, в Абхазии, умер. Удивительно, кислое вино Каны Галилейской и тусклая лампадка Ново-Афонской пещеры мгновенно завязались для меня в крепкий узел единой памяти и единой жизни. Юноша, избравший брачную жизнь, так жаждавший семейного счастья, и чернобородый старец, обрекший себя на одиночество и пещерную сырость. Нашему разумению никак не уразуметь: была же свадьба, значит, по любви женился Симон Кананит, значит, все обдумал, все взвесил, все выверил. И вдруг развернуло его от брачного пира, да еще как развернуло! Ушел. Со свадьбы ушел, с собственной свадьбы, невеста плакала, наверное, да, точно плакала, что уж тут говорить… Но – ушел. Факт исторический, неоспоримый. И другой факт: Симону суждено было стать апостолом Христовым. Значит – особый путь, особые мерки. Может быть, на свадьбе собственной и прозрел, понял: главное в жизни – Божие благословение. И уготован ему был другой путь, тернистый, мучительный.

Без Бога ни до порога, говаривали в старину. Не только говаривали, но и жили так, сеяли, косили, в путь отправлялись и, конечно, семьи создавали. Зорко всматривались в свою жизнь, все ли в ней сходится, все ли получается по-божески.


вот что интересно: именно у него, у Симона Кананита, апостола, ушедшего за Христом с собственной свадьбы, испрашивали благословение на брак. Именно это место в Евангелие – о чуде в Кане Галилейской – читается во время венчания в православных храмах. Среди гостей Симона Сам Христос со Своей Пречистой Матерью. Наполненные прозрачной водой водоносы стоят до поры в стороне от брачного пира. Первое чудо. Именно с него начинает Господь Свое чудесное шествие по земле. Может быть, вторым чудом на свадьбе и было то самое мгновенное обращение к Богу жениха, то самое мгновенное пересмотрение собственной жизни, стремительное сжигание всех и всяческих мостов. Кто знает…

А помним ли? Всматриваемся ли зорко в свою жизнь в надежде услышать или не услышать Божие благословение? В небольшой деревушке под Вологдой живет у меня знакомая. Немолодая, дети выросли, разъехались, стало тяжело одной смотреть за домом. Вот и задумала – выйду замуж. Доброхоты подсказали адрес: в Харьковской области живет вдовец, тоже женился бы, надоело бобылем жить. Стали переписываться. И вот она собирается к нему ехать, познакомиться и забрать к себе хозяином в дом. Накануне заболела, пришлось сдать билет. Потом уже с чемоданом шла на поезд, поскользнулась, вывихнула руку. Кое-как добралась до Москвы. Пересадка ей на Курском вокзале, приехала, а он оцеплен, кто-то подложил мину. Пришлось ночевать в Москве. Звонит – можно приду? Можно.


порога выпалила – еду замуж выходить. Мне бы обрадоваться, а вырвалось другое: ты что, с ума сошла? Обиделась. Гостил у меня в это время знакомый священник. Тот тоже стал осторожно вразумлять: подумайте, вот и болезнь, и трудности с отъездом: бомба эта на Курском, может, предупреждает вас Господь, останавливает… Знакомая в слезы: нет сил одной в деревне, не управляюсь, мужик нужен. Уехала. А через полгода письмо. Привезла мужика, только дел еще больше стало, потому как мужик запойный. “Горючими слезами обливаюсь, что делать теперь? Мне бы, дуре, остановиться, ведь как Господь ограждал…” Жаль знакомую. На старости лет такой “подарок”. Хорошо еще, что раскаялась, поняла – ее грех, ее ошибка.

А ведь бывает, не сложится жизнь, а человек с претензией: почему нет счастья, я ли его не заслужил, я ли его не достоин? Вон вокруг меня живут, детей рожают, а я, что, хуже? Мы очень самонадеянны. Мы уверены, что уж свою-то жизнь, свои проблемы знаем лучше всех и выводим свою формулу семейного благополучия. И под нее-то, под формулу, подтасовываем нашу жизнь. А ответ не сходится. Мы корни извлекаем, степени возводим, а ответ все равно не сходится. Кто виноват? Составитель формулы. То есть конкретный “я”, нагородивший, напутавший. И распутывать конкретному “мне”. Это совсем неверно, что мы лучше знаем свои проблемы. Мы видим их вблизи, впритык, а большое, как известно, видится на расстоянии.

Самый обыкновенный батюшка самого обыкновенного храма окажется прозорливым старцем в наших семейных неурядицах. Потому что по нескольку раз на дню распутывает наши мудреные формулы:
– Венчана с мужем-то?
– Нет, батюшка.
– Муж первый раз женат?
– Второй. С первой женой разошелся, ко мне ушел…
– Дети остались?
– Двое, но он алименты платит.
– В постные дни вместе спите?
– Вместе…
– Мужу изменяла?
– Грешна, батюшка.

Вот она и вся формула. Жаждем семейного счастья при оставленных без отца детях, устраиваем себе “праздники души”, отправляя мужа в командировку, в строгие дни поста позволяем себе непозволительное… Жизнь без разбора, впопыхах, в злобе, зависти, в ссорах и взаимных укорах. Угодна ли Господу такая жизнь? То-то и оно.

Браки совершаются на небесах. Фраза всем известная, но какая-то отстраненная, не про нас. “Это счастливые браки на небесах совершаются, а наш с Федькой – ни то, ни се, грыземся, как кошка с собакой, куда нам под венцы…” И не вразумится Федькина жена: потому и грызутся, что за своеволие свое скорби несут.

Сейчас, правда, многие венчаются. Радостно видеть, как стоит свечечкой, боясь шелохнуться, тоненькая, красивая девочка, а рядом серьезный мальчик. Такая глубина в их глазах, такое волнение. Венчается раб Божий… И не обидно, что раб. И не возмущается сердце. Да, раб, но только Того Господина раб, Который не оставит без Своих милостей и опеки. Но еще больше ликует сердце, когда вижу под венцами немолодых людей. Пожили, наошибались, намаялись, натрудились и стопы свои направили сюда, под своды храма, под тяжесть венцов, зависших над их головами. Нередко говорю с такими людьми и слышу всегда примерно такое:
– После венчания как молодость вернулась. А еще чувство такое, что мы одно целое, неразделимое. То, что раньше раздражало, теперь уже не раздражает. Это уже как бы мое, что сердиться…

Есть святые, их трое – Гурий, Самон и Авив. Жили они в глубокой древности в IX веке. Приняли мученическую кончину. С тех пор считаются православными людьми как устроители благочестивой семейной жизни. Им молятся, когда семейная жизнь терпит испытания, а они ведь, испытания, вместе с тяжелыми венцами ложатся на головы тех, кто соединяет себя законным браком. Православные знают: не клеится что-то в доме, наперекосяк пошло, подойди к иконе Гурия, Самона и Авива (они всегда изображаются вместе) и постой тихонечко, поплачь, попроси вразумления. Вразумят святые, обязательно вразумят. И вот уже от сердца отлегло, и вот уже не так страшно. В каждом доме найдется место для такой иконки, но в каждом ли доме она есть? А ведь продается, не в дефиците.

Сильна молитва и Ксении Петербургской. Сама показала нам великий образец супружеской верности и жертвенности и нас призывает нести свой крест достойно. Да, тяжело, да, бывает, надоест так, хоть обрыдайся. А ты неси. Потому что это твой крест, с тебя за него и спросится. Удивительна жизнь и святой Наталии, верной жены Адриана. В житии их мы не прочитаем о благополучии и безмятежном счастье. Напротив, сколько скорбей перенесла Наталия ради мужа своего, первой пришла к нему в темницу, уговаривала не бояться мучительных пыток, а когда палач приказал Адриану положить для отсечения руку, сама взяла эту руку и положила – рубите… Она и умерла около его гроба. И эти святые – наши добрые помощники. Их крепость духа, красота отношений, их верность Господу и друг другу – сквозь века к нам. Так разве мы одни? Разве можно сказать, что сами все знаем, как лучше и что лучше?

Недавно во время венчания один петербургский священник так своеобразно поздравил молодых:
– Не надейтесь, счастья не будет. Будет трудно, будет очень трудно. Кто ждет счастья, тот ошибается. Кто вам обещал его? Никто не обещал…

Не обещал, а хочется. Так хочется и детей здоровых, и дом – полную чашу, и супруга, сдувающего пылинки и щедрого на нежные слова. А безплатный сыр-то, он где? Правильно. Даром никто ничего не дает. Правы родители, что, готовя своих детей к семейной жизни, неустанно повторяют: учись терпению, учись переносить скорби. А когда случаются те самые скорби, для таких молодых не рушится мир, не разлетаются вдребезги надежды. Не бегут они в ужасе под родительский зонтик зализывать раны и хныкать над неустроенностью бытия. Терпят, просят помощи. Молятся. И – вымаливают. Потому что прочно лишь то, что трудом дается.

Благополучная жизнь всегда на виду, и примеров ее несть числа. Только вот что возражу: чужая душа – потемки. Мы в своей-то плутаем, а уж чужую где разглядим. А благополучие – показатель непостоянный. Сегодня оно есть, а завтра нет. От сумы да от тюрьмы… Благополучие и прочная семейная жизнь ничего общего не имеют. Хочешь искать благополучия – всматривайся в мир, обрети в себе способность жертвовать ради ближнего, пойми избранника своего и прими всей душою. И обязательно проси сил, проси мудрости, проси терпения. Просить не стыдно. Стыдно не просить, а оправдываться своей слабостью, своим несовершенством.

Когда бывает свадебное застолье, на нем обязательно кричат “горько”. На какой же свадьбе не кричат “горько”? А потом, когда вымыта посуда и расставлены в прежнем порядке стулья, начинается жизнь. Однообразная, не всегда предполагаемая, порой такая, что даже в страшном сне не увидишь. Как не поспешить нам отмести ее за ненадобностью и погнаться за другой, что посверкивает где-то совсем рядом, мельтешит, соблазняет. Как не запутаться нам в собственных семейных формулах? Очень просто. Вспомнить старую, как жизнь, арифметику семейной жизни, которой следовали неукоснительно наши неглупые предки. Где во сто раз выверено, где сходятся все ответы со всеми вопросами. Где нет зауми, а есть Правда. И следовать этой Правде. И верить в нее. И стараться стяжать Ее, если Она вдруг куда-то скроется. Но иногда так хочется зауми. Ведь за ней легче скрыть свое собственное нежелание поступиться привычками, пресечь грех, крутануть свою жизнь не против, а по часовой стрелке. Вот тут уж дело выбора. Как поется в одной известной песенке: “Думайте сами, решайте сами, иметь или не иметь”.

Источник: www.pravmir.ru

Как подготовиться к армянской свадьбе?

Из-за огромных масштабов и значимости этого праздника, требуется долгая и тщательная подготовка не только жениха и невесты, но и всей родни с обеих сторон.

Сватовство

В дом к невесте отправляют посредницу, называемую миджнорд кин (по-нашему, это сваха). Это должна быть уважаемая женщина из семьи молодого человека, иногда посредницей выступает мать жениха. При этом она должна быть знакома родителям будущей невесты. До того как прийти свататься посредница приходит в гости к девушке и пытается намеками разузнать у родителей то, как они относятся к предстоящему замужеству дочери.

армянские народные традиции

После этого к невесте отправляют сватов из числа родственников молодого человека. Переговоры должны пройти только с участием мужчин. Сваты озвучивают причину визита и просят руки девушки. Отец девушки может намекнуть о согласии или в завуалированной форме отказать сватам.
Отец невесты дает согласие только во время второго сватовства: считается, что быстро соглашаясь на бракосочетание, родственники пытаются поскорее избавиться от девушки. Во время второго посещения сватов обговариваются детали следующего шага – обручения.

«Помолвка» или обручение в Армении

Свадебный обычай обручения у армян говорит о начале тесных взаимоотношений между породнившимися семействами.
В условленный день будущие родственники сначала приходят в дом жениха. Родня со стороны юноши готовят дары (угощение, ювелирные украшения и т.д.). Во время застолья произносятся армянские тосты на свадьбу, собравшиеся желают молодым счастливую жизнь и крепкую семью. Застолье в доме жениха непродолжительное, затем гости идут в невестин дом, где тоже накрыт праздничный стол.

По армянскому обычаю, кавор (или посаженный отец) – это самая значимая фигура на армянской свадьбе. Им может быть крестный отец жених или другой уважаемый мужчина, являющийся родственником со стороны жениха. Кавор выводит невесту и ее подруг к столу, где будущей молодой жене дарят украшения. Затем кавор говорит о том, что обручение состоялось, а жених надевает невесте на безымянный палец левой руки колечко, украшенное камнем. Во время помолвки выбирают дату бракосочетания, платье невесты и другие атрибуты, характерные для армянской свадьбы. В доме невесты в день обручения звучат печальные мелодии, в которых будущая молодая жена печалится о том, что приходится покидать отца и мать. В конце звучит мелодия «Узундара», после танца под нее невеста покидает родительский дом.

Что происходит непосредственно в день свадьбы?

Чаще всего армяне назначают свадьбу на осень или начало зимы, когда собран урожай, созрело молодое вино, а организм наполнен энергией.
Считается, что подвенечное платье преподносят родственники жениха. В назначенный день делегация, состоящая из жениха, его родственников и, конечно же, кавора, забирает невесту у родителей. Шествие сопровождается веселым шумом и зажигательной музыкой. Придя к дому, жених дарит родным невесты «сини» – блюда с фруктами, винами, сладостями, подарками, свадебным нарядом и украшениями для девушки. Жена кавора, каворкин, вместе с подругами невесты помогает девушке облачиться в свадебное платье.

обручение армянские традиции

На армянскую свадьбу принято дарить ювелирные украшения из золота и деньги. Гости во время застолья желают спокойной и долгой семейной жизни, а также здоровья и счастья молодоженам. Мать невесты преподносит кавору в подарок большое блюдо с традиционным угощением, а молодым дарят символ вечного древа продолжения жизни. На свадьбе у армян принято много веселиться и танцевать. Не танцует лишь одна мать невесты, которая опечалена из-за того, что дочь ушла навсегда из отчего дома в семью к мужу.

Танец жениха и невесты на армянской свадьбе, как правило, исполняется нечасто. Однако есть такой интересный обычай: невеста танцует с другими парнями. Так проверяют ее верность. Если во время танца молодая супруга не обратит внимания на того или иного мужчину, он, в знак уважения ее верности, дарит ей подарки. После бракосочетания молодую семью встречает мать жениха, накидывает на плечи лаваш, угощает их медом, чтобы семейная жизнь была сладкой. Для того чтобы в доме было изобилие молодоженов осыпают изюмом, конфетами, орехами, зерном и цветами.

Обряд подтверждения невинности молодой жены

Этот обычай уже перестает быть обязательным. Вопрос соблюдения этой традиции заблаговременно обговаривается между родственниками молодоженов. Если после первой брачной ночи была доказана ответственность и честность невесты, то жених дарит ей красное яблоко, украшенное серебряными монетами, а матери молодой супруги в знак благодарности за воспитание дочери отправляет подарок красного цвета. Это может быть корзина ярко-красных яблок, бутылка коньяка с красной ленточкой или красное вино, свежая тушка курицы.
В итоге можно сделать вывод о том, что исконно русские и армянские свадебные обычаи со своим ярким национальным колоритом очень похожи друг на друга. Хотя в Армении традиции соблюдаются строже, да и сохранились они в том виде, который существовал несколько столетий назад.

Источник: xwedding.ru

Почему на армянской свадьбе нельзя кричать горько

Возглас «Горько!» является своеобразным символом не только русской, но и украинской, белорусской свадьбы, а также входит в число свадебных обычаев других славянских народов. Побуждают молодых целоваться на свадьбе и в других европейских странах. Англичане делают это, стуча вилками по тарелкам и стаканам, итальянцы – звеня специальными колокольчиками. Прилюдный поцелуй молодых символизирует начало их новых отношений, показывает, что теперь, став мужем и женой, они могут позволить себе это.

Однако, подобный обычай, которым нам кажется чем-то само собой разумеющимся, бытует далеко не везде. Например, на кавказских свадьбах «Горько!» не кричат. И это касается всех кавказских народов, которые, как известно, очень и очень разные.
Дело здесь, конечно же, в национальных традициях.

Свадьбы народов, исповедующих ислам
На чеченских, карачаевских бракосочетаниях, а также на свадьбах различных дагестанских народов, которые тоже являются мусульманскими, «Горько!» кричать бессмысленно по очень простой причине: невеста не сидит рядом с женихом. По старинной традиции, новобрачная должна скромно стоять в углу, иногда за задернутой занавеской, на протяжении всего дня. Присесть и что-нибудь поесть ей можно будет только с разрешения свекрови, и так, чтобы никто из старших не увидел, что она ест. Старшие гости со стороны жениха время от времени подходят к невесте, отдергивают занавес, поднимают покрывало, которым накрыта невеста, и поздравляют новобрачную, не забыв символически плюнуть в нее от сглаза.

Мужчины и женщины на таких свадьбах находятся в разных помещениях, или, как минимум, за разными столами. Чеченский или ингушский мужчина даже за руку свою жену, с которой он женат уже не один год, при всех не возьмет. Понятно, что ни о каких прилюдных поцелуях у народов, придерживающихся столь строгих нравов, и речи быть не может.

Осетинские свадьбы
Осетины исповедуют как ислам, так и христианство. Тем не менее, на осетинских свадебных пиршествах возгласов «Горько!» тоже не услышишь. Осетинская невеста всю собственную свадьбу тоже проводит в стороне, укрытая покрывалами. В конце вечера совершается обряд раскрывания невесты: новобрачную выводят на середину зала, молодежь танцует вокруг нее, и постепенно снимает одно покрывало за другим. Таким образом, гости, наконец-то, смогут увидеть невесту и оценить красоту ее лица и богатство свадебного платья.

Азербайджанские свадьбы
В этой стране большинство коренных жителей являются мусульманами. Обычай разрешает молодым во время свадебного застолья сидеть рядом. Однако, гости все же располагаются за разными столами, мужчины и женщины отдельно. Невеста должна сидеть, скромно потупившись, не глядя по сторонам, и ни о каких поцелуях даже речи быть не может. Для мусульманина поцелуй – это что-то очень интимное и позволительное только наедине.

Грузинские и армянские свадьбы
Эти народы являются христианами. Во время праздников у них нет такого жесткого гендерного разделения гостей, все пируют вместе, невесту не прячут за покрывалами в соседней комнате. Более того, в ЗАГСе, после того, как молодые расписались, жених может очень нежно поцеловать свою жену … в щеку. Это все. Горские обычаи непоколебимы: прилюдный поцелуй совершенно недопустим, любая интимность между мужем и женой допускается только наедине, а никак не публично, и тем более, не при старших. Старики на всех без исключения кавказских свадьбах являются самыми почетными гостями, к их мнению прислушиваются, и никто никогда не позволит себе в их присутствии какой-либо вольности.


Тем не менее, и у грузин, и у армян на свадебном пиру есть момент, символизирующий начало новой, общей жизни жениха и невесты, в какой-то степени, заменяющий славянский поцелуй. Это совместный танец молодоженов. Но даже во время танца молодые не прикасаются друг к другу, находясь на расстоянии вытянутой руки.

via

 

 

 

Источник: www.liveinternet.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.